Глава 13. Встреча. Часть 2.

Грюм, решивший уже рвануть вперед и схватить Поттера, а он совсем не сомневался, что этот мальчишка является тем самым Мальчиком-который-выжил, и которого все давно уже считают мертвым, понял, что опоздал. К сожалению, не он один опознал шрам, красовавшийся над левой бровью парня. Многие попытались приблизиться к странным подросткам, но раньше всех рядом с ними оказалось несколько аристократично-сложенных фигур с почти непроницаемыми выражениями на лице. Он быстро стали исчезать вместе с подростками. Но тут случилось самое неожиданное, один из пожирателей рванул в сторону мальчика со шрамом, обхватил его за талию и аппарировал у всех на глазах.
- Мать твою, - выругался кто-то, рванув на место происшествия.
- Отследить! – тут же понесся приказ по улице. – Быстро!
Мужчина в тени, то есть сам Волдеморт, еще несколько секунд смотрел на происходящее, а затем аппарировал, так и не вызвав ни у кого подозрений. Он нисколько не сомневался, куда именно доставили его жениха.
Случайное стечение обстоятельств – вот, что сейчас случилось в Косом переулке. Он даже подумать не мог о том, что Поттер может в то же самое время, на которое он замыслил небольшой набег на улочку, оказаться там же. И уж тем более полной неожиданностью стало то, что несколько подростков оказались в самой гуще аппарировавшей толпы Пожирателей. Просто случайность. Но самое интересное, Волдеморт нисколько не жалел об этом, ведь теперь он знал, как выглядит его жених.
Тем временем в Косом переулке появились авроры, как всегда опаздывающие везде и всюду. Ковейн к этому времени уже успел отправить Сириуса в резиденцию, чтобы тот случайно не попал на глаза тому, кому не следует. За Гарри он не особенно волновался. Если с головы того упадет хотя бы волосок, Пожиратели сложат свои головы быстрее, чем он и его вампиры до них доберутся. Плохо было то, что теперь Дамблдор будет знать, что Мальчик-который-выжил вполне жив и здоров.
Детей удалось быстро переправить в убежище, так что в этом можно было быть спокойным. Конечно, у них попытались выяснить, кто это, куда пропали и тому подобное. Но все быстро заткнулись, когда стало понятно, что перед ними вампиры, причем высшие. Те быстро дали понять смертным, в каком именно гробу они их всех видели, и в довольно грубой форме заявили, что если кто-то попытается влезть в жизнь их подопечных, то мало всем не покажется. Напоследок сказали, что дети были обычными людьми, а не вампирами, но это так, на всякий случай, чтобы домыслов никаких не было.
Все это время Снейп и оба Малфоя пребывали в некой прострации. Во-первых, они, наконец, окончательно выяснили тайну мальчиков.
- Самое интересное, я нисколько не удивлен, - наконец, произнес Люциус. – Столько времени мы говорили об этом, но все время задвигали эту мысль в самый дальний уголок своего разума.
- Да, - кивнул Северус, соглашаясь со своим любовником. Все время, правда, лежала перед ними на поверхности. Но сейчас он пытался понять, что же такое видел, откуда взялся этот дракон. Странным во всем этом было то, что он не почувствовал никакого всплеска магии, словно ее никто и не использовал.
- Эээ, так Джей это Гарри Поттер? – тихо спросил Драко, повернувшись к отцу.
- Ну, исходя из того, что мы видели, да, - ответил ему Малфой-старший.
- Блеск, - протянул Драко, а затем усмехнулся. – Ну, это даже хорошо, теперь не надо будет придумывать, как с ним познакомиться и общаться.
- Драко? – Люциус непонимающе посмотрел на сына.
- Ну, Лорд же сказал, что я буду в свите его мужа, а Поттер как раз и будет этим мужем, а в силу того, что Поттер и Джей одно лицо, мне не надо ничего придумывать, мы и так уже друзья, - выдал на одном дыхании Драко.
- Логично, - буркнул себе под нос Северус. Он уже успел внутреннее сам с собой разобраться, и понять, что ничего в отношении с незаурядным мальчиком не изменилось, и он не воспринимает его так, как было сразу после смерти Джеймса. «Это такая удача, что мы сначала познакомились и узнали друг друга, и не сразу выяснилось, что Джей и есть сын Джеймса», - подумал Северус.
- Надо отсюда выбираться, - сказал он Люциусу.
- Согласен, но нас не отпустят, пока мы не дадим показаний. А это явно надолго, - скривился аристократ.
Драко тем временем думал над тем, что случилось с его нареченным – с Вэлом. Он видел, как тот упал на руки своего брата. Это беспокоило, но пока он ничего не мог узнать, и ему это не нравилось. Он понимал, что Вэл, как выяснилось на самом деле Дадли, будет сильно волноваться за брата, которого в неизвестном направлении утащил Пожиратель.
Косой переулок кишел слухами, домыслами и догадками. Журналисты, в том числе и Рита Скитер, давно уже сидели у себя в редакциях и строчили статья для экстренного выпуска газет. Еще бы, такая новость – Гарри Поттер оказался жив, каким-то непостижимым образом связан с вампирами, обладает какой-то странной магией и теперь еще и украден приспешниками того, кого нельзя называть.

Пожирателем оказался Долохов. И это было настоящим чудом, поскольку попадись Гарри тому, кто не был в курсе договора между Лордом и Поттером, ему пришлось бы хуже.
Антонин Долохов аппарировал его в поместье Риддла. И теперь они стояли напротив друг друга.
- Конфетка, - наконец, усмехнулся мужчина.
- Не про вашу честь, - огрызнулся Гарри.
- О, поверь мне, кому принадлежит честь развернуть такую конфетку, мне известна очень хорошо, - усмехнулся Долохов. – Присаживайся, располагайся, ты тут надолго.
- Это мы еще посмотрим, - выпрямился юноша.
- Ого, а ты оказывается крепкий орешек, - Долохов явно забавлялся. Ему-то как раз было известно, что Поттер – сквиб. И теперь его интересовало, что же такое произошло в Косом переулке, потому на такое сквибы явно не способны, либо маги чего-то очень сильно не знают.
- Антонин, оставь нас, - раздался голос Лорда. Гарри резко развернулся к двери и уставился на мужчину очень приятной наружности, который через три дня должен стать его мужем.
- Спасибо за подарочек на день рождения, - съязвил юноша. Волдеморт несколько секунд изучал его, затем сделал несколько быстрых шагов в его сторону. Гарри только усилием воли заставил себя не сдвинуться с места. Одно дело разговаривать ментально, другое находится с грозой всего магического мира в одном помещении, особенно если его внимание приковано только к тебе. Твердая рука решительно легла на затылок Гарри, вплелась в волосы и оттянула голову назад. В следующее мгновение его губы были запечатаны собственническим поцелуем, довольно жестким, надо сказать.
- Права заявляешь? – не удержался от сарказма Гарри, когда его, наконец, выпустили из захвата.
- Если желаешь, могу и заявить, - в тон ему ответил Волдеморт.
- Что? Это не было проявлением собственничества? – делано удивился юноша.
Волдеморт резко притянул его к себе, сжал ягодицы и вдавил его в себя, особенно сильно в пах.
- Вот это проявление собственничества, если желаешь, могу прямо тут заклеймить тебя, - усмехнулся он в чуть расширившиеся глаза юноши. Он не чувствовал ни страха, ни паники в юноше, и это ему нравилось.
- О, ты меня еще раздень и перегни через стол, - не оставил язвительности Гарри. И вот тут Волдеморт почувствовал панику. Ведь, следуя пожеланию юноши, он одним махом сорвал с него мантию и рубашку, не особенно-то обращая внимание на и уже приступил к ремню на брюках.
- Что? Какие-то проблемы? – мило так улыбнулся Волдеморт.
- Что ты делаешь? – тихо спросил Гарри.
- Тебя раздеваю, - высказал ему тот очевидные вещи.
- З… Зачем? – чуть запнувшись, спросил юноша.
- Права на тебя буду заявлять, - очень серьезно сказал ему мужчина, про себя забавляясь ситуацией.
- Может, не надо? – с какой-то затаенной мольбой произнес Гарри.
- Надо, - твердо произнес Волдеморт. – А то вдруг сбежишь.
- Не, я не сбегу, - замотал головой юноша. – Я же и так должен за тебя замуж выйти.
- Ну, если я тебя сделаю своим, то ты уже точно никуда не сбежишь до свадьбы, да и после нее тоже, - заявил Волдеморт, продолжив возиться с ремнем. Гарри был в ступоре, он даже не сообразил, что в принципе, можно бы и воспротивиться. Он просто не ожидал, что их первая реальная встреча может быть такой. Гарри не успел опомниться, как уже лежал на диване совершенно голый. Краска смущения залила щеки, шею, и норовила распространиться по всему телу.
- Ты очень красивый, - мужчина провел рукой от плеча до талии, положил чуть прохладную ладонь на живот своего мальчика. О том, что мальчик его, он нисколько не сомневался. Увидев воочию, какое сокровище ему досталось, Волдеморт решил, что уже никогда его не отпустит.
- Эмм, а можно?.. – начал Гарри.
- Нет, нельзя, - усмехнулся мужчина. Его голос стал хриплым, в глазах засветилось желание. Если поначалу это была игра, лишь для того, чтобы смутить мальчишку, то сейчас она уже ею перестала быть. Юноша смотрел прямо ему в глаза. Страха перед ним как темным магом у Гарри не было, была нервозность, связанная с обстановкой и ситуацией, но не более того.
Волдеморт вдруг поднялся, скинул с себя мантию, укутал в нее Гарри, затем поднял его на руки и стремительным шагом направился туда, где теперь находились его общие с будущим мужем апартаменты. Понимая, что давать мальчишке время на раздумья не стоит, Волдеморт решил «заявить» на него свои права, сделать его своим, но при этом не действовать насильно. В кои-то веки темный лорд решил использовать соблазнение, чтобы его жертва сама захотела продолжения, захотела ему принадлежать ему полностью и безраздельно.
Гарри от неожиданности обхватил его своими руками за шею. Он пытался понять, как отнестись к тому, что происходит. Негативных эмоций Волдеморт у него не вызывал, и даже тот жесткий поцелуй ему понравился. Ему понравились подчиняться более опытному партнеру. Он, конечно, знал про брачную ночь и так далее, но все же одно дело знать, а другое оказаться обнаженным перед мужчиной, который был и сильнее, и проворнее, и явно более опытнее. То, что Волдеморт действительно не перегнул его через стол еще там, в кабинете, делало ему честь. И Гарри это оценил.
Юноша почувствовал, как защита прошлась по его телу, пропуская на территорию крыла. Его глаза шокировано распахнулись. Это место было совершенно другим. Здесь все было светлым, рассчитанным на то, что тут будет жить семья, а не Темный лорд.
- Нравится? – с улыбкой поинтересовался у него Волдеморт.
- Это…, - Гарри не был уверен в том, что это крыло сделано специально для него.
- Я подумал, что ты не захочешь жить там, где все время тебе на глаза попадаются Пожиратели, - серьезно произнес Темный лорд.
- Спасибо, - искренне улыбнулся Гарри. Для него это много значило.
- Разве так благодарят? – приподнял бровь Волдеморт и с усмешкой взглянул на юношу. Тот чуть стушевался, а затем чмокнул мужчину в щеку. Лорд хмыкнул и скривился. – И это все? Вот как надо благодарить, - И он наклонился вперед, целуя Гарри в губы. Юноша сначала смутился, а потом вдруг ответил.
- Уф, - вырвалось у него, когда Волдеморт отстранился. – Ты точно Темный лорд?
- Он самый, - усмехнулся тот в ответ. – Но я не собираюсь им быть с тобой. Семья и работа – это разные вещи.
- Значит, со мной ты будешь таким, как сейчас? – уточнил Гарри.
- Тебя это не устраивает? – усмехнулся мужчина.
- Нет, устраивает, - покачал головой юноша. – Просто не ожидал.
Они как раз вошли в спальню, куда и держал свой путь Волдеморт. Гарри немного напрягся, но все также обнимал мужчину за шею.
- Боишься? – Лорд опустил свою ношу на кровать и одним движением распахнул мантию, чтобы снова полюбоваться своим женихом.
- Немного, но не тебя, - произнес Гарри.
- Это хорошо, - произнес мужчина, наклоняясь над Гарри. Тот так и не понял, что именно было хорошо: то, что он боится, или то, что боится не его. Мысли под натиском чужих губ начали медленно растворяться в наслаждении. Поцелуи Волдеморта ему нравились. Гарри уже по пути сюда решил, что позволит будущему мужу «заявить на себя права». Пусть это случится сегодня, а не через три дня. Большой разницы он не видел. На самом деле у него не было выбора. Сбежать - означало подписать себе смертельный приговор, заодно и смертельный приговор Дадли. Оказаться в руках Дамблдора – тоже самое. Да, директор и церемониться не будет со сквибом, чтобы он там не говорил о своей лояльности к магглам и всем магическим существам. Поступки показывают намного больше, чем слова. А если Волдеморт будет таким, как сейчас, то жизнь может оказаться очень даже привлекательной и хорошей.
Темный лорд оторвался от нежных губ, провел по ним пальцем, лишь слегка касаясь.
- Знаешь, а ты сладкий, - произнес он. – Сначала я думал, что секс с тобой будет наказанием, уж больно злой у тебя язычок, но, похоже, я знаю способ, как заставить тебя замолчать.
- Это мы еще посмотрим, - тут же проснулась «язва» в Гарри. Волдеморт в ответ только усмехнулся. Его руки пустились в путешествие по юному телу. Гарри же тем временем прислушивался к себе, пытаясь понять, нравится ему то, что происходит, или нет. Выходило, что нравится. И действительно, тело откликалось на малейшее прикосновение мужчины. Соски напряглись и теперь горошины стали очень чувствительными, от прикосновений к нижней части живота все тело сводило сладкой судорогой.
- Какой ты чувствительный, - улыбнулся Волдеморт, повторяя путь пальцев губами.
- Ммм, - простонал юноша, когда мужчина вобрал в рот горошину соска, вторую лаская рукой. Он наслаждался этими прикосновениями. И все было более ярко, чем во время его маленьких экспериментов в Рейарене. Назвать его совершенно неискушенным и невинным все же было нельзя. Член медленно, но верно наливался удовольствием и силой. – Аххх, - вырвалось у него, когда мужчина провел языком по головке его члена.
- Какой чувствительный, - снова произнес Волдеморт. – Ты будешь великолепным любовником, мой маленький муж.
- Я еще не муж, - чуть задыхающимся голосом произнес юноша.
Волдеморт усмехнулся, поднялся на ноги, а затем, легко подхватив парня под спину и коленки, поднял на руки. Гарри только и успел, что пискнуть и удивленно воззриться на мужчину. А тот, спокойно усмехнувшись, понес своего жениха в ванную.
Через минуту Гарри сидел между ног у мужчины в воде и не знал, куда деть свои руки. Он, конечно, понимал, что Волдеморт не будет заниматься с ним сексом в одежде, но все же нагота мужчины заставила его покраснеть и стушеваться. «Блин, что я делаю?» - билась в его голове мысль. И тут его поцеловали в шею. Волдеморт чуть сместился в ванной и теперь Гарри почти лежал на нем. Руки мужчины снова направились в путешествие, лаская кожу юноши. А тот млел от этих прикосновений, таких нежных и неспешных. Как-то все происходящее мало вязалось с обликом того Лорда, которого знал Гарри. «Похоже, не все, что мы видим, есть истина», - подумал юноша, расслабляясь в руках своего любовника. Тот сразу же почувствовал перемену, и ласки стали более страстными. Гарри начал постанывать, его глаза прикрылись. Волдеморт улыбнулся, скользнул рукой между ног юноши, обхватывая длинными пальцами член мальчика. Гарри дернулся, но тут же снова расслабился. «Что ж, это приятно, что ты меня признаешь», - усмехнулся про себя мужчина. Второй рукой он начал поглаживать юношу по груди, где расположилась магическая татуировка, изображавшая василиска. Тому, похоже, тоже нравилось происходящее, и он все норовил подставить под руку мужчины свою голову.
- Ты хочешь принадлежать мне, Гарри? - прошептал на ухо разомлевшему и немного возбужденному юноше Волдеморт.
- У меня все равно нет выбора, - прошептал тот.
- Не думай о выборе сейчас, просто скажи, хочешь ли ты продолжить, хочешь ли почувствовать меня в себе, вот здесь? – его рука скользнула дальше, и палец погладил звездочку ануса. Гарри на секунду напрягся, а затем чуть повернулся, чтобы посмотреть в глаза мужчине, который согласился с теми условиями, которые ему были выдвинуты им самим, то есть Гарри, и его представителями. Он несколько секунд смотрел в глаза Волдеморту.
- Да, - наконец, ответил он на вопрос. В ту же секунду его вынули из ванной, обернули в пушистое белое полотенце и отнесли в спальню. Гарри больше не сомневался, он отдался во власть человека, которому будет принадлежать всю оставшуюся жизнь. Почему-то он совсем не сомневался, что все будет хорошо, что, несмотря на все ссоры, битье посуды и так далее, у него все будет теперь в этой жизни замечательно. Это позволило ему окончательно расслабиться и отдаться в полную власть мужчине. Волдеморт сразу же ощутил эти изменения, и тут же усилил натиск на юное тело.
Мужчина был ласков, что ему не было свойственно по жизни. Но он понимал, что если не хочет войны в собственной семье, то лучше сделать так, чтобы юный муж сам желал близости с ним.
- Гарри, отдайся мне, - прошептал он в аккуратное ушко. – Будь моим.
И юноша выгнулся, всем телом давая ответ. Волдеморт улыбнулся, ласково раздвинул Гарри ноги, открывая себе доступ к маленькой заветной дырочке.
- Согни ноги в коленях, - попросил он. Именно попросил, а не приказал. И Гарри послушался, ведь голос мужчины был таким нежным, бархатным, он просто обволакивал юношу с ног до головы, одними интонациями прокатывался наслаждениям по коже. Такому голосу совсем не хотелось сопротивляться.
Когда и как мужчина призвал смазку, Гарри не понял. Да и понял, что она есть лишь тогда, когда тугое колечко ануса преодолел обильно смазанный палец любовника. Для него все смешалось. Волдеморт отвлек его от этого вторжения интенсивным посасыванием напряженного члена. Легкий дискомфорт и боль возникли только после того, как в попке оказались три пальца, но уже через несколько проникновений Гарри стонал в голос и сам насаживался на них.
Решив, что достаточно растянул мальчика, и уже несколько раз предотвратил его оргазм, Волдеморт решительно перевернул его на живот, поставил в колено-локтевую позу.
- Сейчас будет немного больно, маленький, - прошептал он, выцеловывая одному ему известные символы на спине юноши. – Расслабься.
Сам же он обильно смазал свой член смазкой, затем приставил головку к анусу и надавил. Гарри дернулся, но тут же замер. Было видно, что он хочет, чтобы все случилось сейчас, но все же немного напуган.
- Мммм, - простонал юноша, прикусив губу. Головка прошла внутрь. Волдеморт замер, давая своему юному мужу, каковым он уже считал Гарри, привыкнуть к первому вторжению. Как только юноша немного расслабился, он стал делать короткие фрикции, чтобы потихоньку продвигаться внутрь. Осторожно, миллиметр за миллиметром он завоевывал все новый рубежи. Когда член уже больше чем наполовину вошел в юношу, Волдеморт на секунду замер, а затем резко двинул бедрами, разрывая последнюю преграду и входя на всю длину. Из глаз Гарри полились слезы, губу он прокусил до крови.
- Больно, - вырвалось у него.
- Я знаю, - произнес Волдеморт. – Сейчас все пройдет, просто не двигайся, постарайся расслабиться.
Гарри закрыл глаза, выравнивая дыхание. То, что мужчина давал ему время, было просто чудом. Ведь он мог спокойно насладиться его телом, не заботясь о том, что чувствует подросток. Все равно ведь Гарри принадлежал ему, даже без уз. А те будут заключены всего через два дня, третьего августа.
Почувствовав, что Гарри снова расслабился, Волдеморт снова задвигал бедрами, делая легкие толчки, не выходя из тела юноши, давая ему прочувствовать свою заполненость, пульсацию чужого члена внутри себя. Спустя минуту толчки стали более длинными, он уже почти полностью покидал тела Гарри, но входил в него медленно, все время, меняя угол, чтобы, наконец, найти ту самую точку внутри мальчика, которая подарит ему наслаждение. Новый выход и резкий вход на всю длину.
- Аааа, - вскинулся Гарри, задыхаясь от волны, пронесшейся через все тело. «Нашел», - удовлетворенно подумал Волдеморт. И теперь уже целенаправленно каждый толчок сопровождал касанием с простатой, заставляя юношу раз за разом вскрикивать от переполнявших его ощущений. Гарри уже сам двигался навстречу каждому толчку, насаживался на член так, словно это было единственное, что ему в этой жизни было нужно. Мужчина протянул руку вперед и охватил возбужденный член юноши, синхронизируя движения со своими толчками. Мир перед глазами Гарри взорвался взрывом красок, все тело сотрясалось в первом настоящем оргазме.
Придя в себя, он понял, что мужчина все еще внутри него и своим весом придавливает его к кровати. Но это нисколько его не раздражало, ему даже нравилось вот так лежать.
- Так будет всегда? – подал он голос.
- Будет еще лучше, когда ты всему научишься, - прошептал ему на ухо Волдеморт. Затем поднялся, медленно покинув тело мальчика. – А теперь в душ и спать. И добро пожаловать в твой новый дом, Гарри.

@темы: Не забывайте про сквибов