Глава 12. Министерское происшествие.

Новость о том, что Темный лорд несколько изменился, причем в лучшую сторону, довольно быстро стали распространяться в среде Пожирателей. Как выразился одни из не слишком умных молоденьких новобранцев: «Лучше лежать и мучиться под Круцио у красивого мужчины, чем у непонятно какой твари». Сам Лорд пока не решил, как ему относиться к своей новой внешности. Он, конечно, представлял себе, что будет нормально выглядеть, но никак не думал, что это будет внешность молодого и очень привлекательного мужчины. В какой-то степени, это был бонус. Все-таки «жениху» будет проще, когда с ним в постели будет лежать нормальный мужчина, а не тот, кто ему в деды, а то и в прадеды годиться. Отказывать себе в удовольствие он не собирался, а уж если Поттер сам предложил ему себя в качестве мужа, то этим самым мужем он в полной мере и будет. На самом деле предложение мальчишки решало очень много вопросов сразу, даже, несмотря на то, какие привилегии ему отвоевали его представители. Мальчишка его заинтриговал, и очень сильно. Чем больше он думал, чем сильнее ему хотелось заполучить в свои руки Гарри Поттера и уложить его в свою кровать. Он не мог сказать почему, но ему казалось, что тот будет совсем не против нормальных отношений, близости между ними.
Апартаменты для супружеской жизни были уже готовы. Во время очередного визита мальчика к нему в «гости», они договорились сыграть свадьбу сразу после шестнадцатилетия Гарри, то есть числа третьего августа, а, значит, тот должен был к этому времени переехать к своему «нареченному». Они договорились на второе августа. По идее, и Гарри, и Дадли должны были «закончить» свое образование в Рейарене. По осуществлении контракта тем уже не было места в Академии, но Элизабет была против того, чтобы мальчики оказались только со средним образованием. Она хотела, чтобы два последних года они тоже проучились. Было решено, что учиться они будут самостоятельно, а раз в месяц прибывать в Рейарен для сдачи экзаменов. Такая процедура практиковалась в Академии, а Дадли и Гарри были способны учиться самостоятельно.
Волдеморт усмехнулся. В последнее время он пребывал в хорошем настроении. Во-первых, разобрался с дневником и с тем, как с ним связан младший Малфой. Теперь было ясно, что ни Люциус, ни Северус никуда от него не денутся, хотя бы потому, что Драко, в некотором смысле, принадлежал ему. Мальчик так и остался Хранителем Хоркрукса, хотя тот и соединился с телом. Надо сказать, что Поттер и Малфой-младший, которые в отличие от всех остальных его не боялись, а даже способны были «наехать» на него, импонировали ему больше. Пусть это и были мальчишки, но насколько лучше было общаться с ними, чем с пресмыкающимися от страха идиотами.
После той встречи Драко был у него еще несколько раз, и они очень мило побеседовали. Только вот его не оставляло ощущение, что это Джей, о котором говорить Драко, и есть небезызвестный ему Гарри Поттер. Правда, он пока не спешил делиться своими умозаключениями, тем более не был уверен в этом на все сто процентов. Полной уверенности в своей правоте у него не было.
Еще раз, оглядев апартаменты, он усмехнулся и вышел за дверь. Пора было явиться в зал собраний, где уже минут пять, как его ждала целая толпа его последователей. Он прошел по коридорам своего замка, вышел к дверям, распахнул их и вошел внутрь. В ответ на его действия раздался шорох мантий. Все, кто был в зале, опустились на колени. Волдеморт окинул их быстрым, цепким взглядом и поморщился. «Аристократы, Мордред их!», - выругался он про себя. Никакого уважения к ним он не испытывал. Пожалуй, хоть что-то в этом роде, у него было по отношению к Малфою и Снейпу, но те и были правой и левой рукой, пусть и неофициально. Эти двое теперь будут с ним до самого конца. Люциус ни за что не сделает ничего, что могло бы навредить его сыну и единственному наследнику.
- Мои верные слуги, - окинув взглядом преклоненные фигуры, начал Волдеморт. – Сегодня мы с вами совершим несколько нападений, - он раздавал указания. Сейчас это были отвлекающие маневры. Он хотел, чтобы силы Ордена и Министерства были отвлечены от его основной цели. В последние несколько дней он усиленно заглядывал в разум дамблдорского Избранного, чтобы намекнуть ему, что именно ему нужно и куда стоит этому самому Избранному наведаться. Радовало то, что Поттер не объявлялся и не мешал его планам. После того, как были освобождены те, кто сидел в Азкабане, основной задачей стало все-таки прояснить ситуацию с пророчеством. Ему нужно было понять, что там. Если судить по тому, что было в прошлом, то шар с пророчеством могли взять только он и Поттер, и чтобы это доказать, а заодно выставить Дамблдора дураком, поставившем не на ту фигуру, он стал добиваться того, чтобы Лонгботтом явился в Министерство и попытался взять это чертово пророчество в руки. Все складывалось превосходно, без единых проблем. Не имея понятия, как лучше действовать, он решил положиться на Хвоста, который принес ему весть о том. Что Лонгботтом очень дорожит отношениями с Блеком. На этом он и построил свое видение.
Все было разыграно, как по нотам. Снейпа он в свои планы не посвятил, впрочем, как и Малфоя-старшего. Одному надлежало оставаться в Хогвартсу. А второй о своей роли должен был узнать в самую последнюю минуту. И вот этот день настал. Ему ничего не стоило увидеть в сознании Лонгботтама побег нескольких студентов из Хогвартса в Министерство. Он только усмехнулся и отправился вместе с избранными туда же.
Да, наверное, он все-таки не ожидал таких вот проволочек, которые создали ему малолетки, да еще и недоучки. Он никак не мог понять, почему какие-то дети все время заставляют его впадать в ярость и удивляться. Эти дети были несносны, опять поломав ему весь его идеальный план. Превратив обычное дело в побоище.
Белла, его сумасшедшая Белла, устроила настоящее безумное сражение со своим кузеном. Самое странное во всем этом было то, что Волдеморт мог поклясться, что Блек не упал за завесу, что за секунду, когда темная ткань колыхнулась, мужчина исчез. Но времени разбираться с этим, не было, следовало быстро принимать меры, поскольку в бой вступил сам Дамблдор. Приказ Малфою держаться тени, и если что выступить на стороне светлых магов, чтобы его не смогли в дальнейшем обвинить в пособничестве Тому-кого-нельзя-называть, он ринулся в гущу событий. Его к тому же очень разозлило то, что этот маленький «тюфяк» разбил этот, чертов шарик до того, как пророчество прозвучало. А более того, привело в ярость, что Лонгботтом вообще смог его взять. Ярость переполнила его, и он подчинил себе мальчишку, напугав многих при этом. Ох, как же все они перетрусили, в том числе и Дамблдор.
«Ты что делаешь?» - заорал внутри голос суженого. – «Ты решил оставить меня без мужа? Уйди оттуда, недоумок».
Волдеморт потерял концентрацию, после чего, уже поняв, что выходка Поттера стоила ему превосходства в сложившейся ситуации, схватил Беллу и убрался из Министерства, надеясь, что Люциус сможет отделаться легким испугом.
Оказавшись в своем Замке, Волдеморт начал метать «молнии». Под горячую руку попало слишком много людей. Только это уже ничего не меняло – пророчество осталось для него не узнанным. А еще он пытался мысленно добраться до Поттера и вставить ему по первое число, пусть и мысленно, только вот в очередной раз ему это не удалось. Мальчишка был закрыт также, как всегда. Хотелось рушить все, что оказывалось под рукой. Но он все же сдержался, и не поубивал своих «слуг».

Чего Волдеморт не знал, так это о том, что Поттер не появлялся у него «в гостях» не потому, что чего-то боялся, или ему было неинтересно наведаться к своему будущему мужу. Гарри Поттер был занят, причем занят он был тем же самым, что и его жених. Только в отличие от Волдеморта, Гарри решил поступить совершенно по-другому, и абсолютно официально. Как он считал, да и не только он, надо сказать, в английском министерстве работают одни идиоты, и когда до них дойдет, что же случилось у них под самым носом, будет уже поздно, сильно поздно.
За неделю день до происшествия в министерстве, после которого это самое общественное учреждение признает возрождения Того-кого-нельзя-называть, там появился Гарри Поттер собственной персоной, правда под именем Джея Эванса, но это сути дела не меняло. Гарри Поттер, как его не назови, оставался Гарри Поттером. Элизабет и Ковейн сопровождали Гарри в его походе. Они спокойно выдали информацию о том, кто они и зачем пришли. Самое смешное, что их никто не остановил, даже на бейджики не посмотрел.
- Идиоты, – проворчал Гарри, спускаясь вниз на лифте.
- А ты думал, что тут умные люди работают? – хмыкнул Ковейн.
- Ты мне лучше вот что скажи, мудрый ты наш бессмертный…, - начал Гарри.
- Во-первых, вампиры не бессмертны, они просто долго живут, - перебил его Ковейн.
- Не придирайся к словам, - отмахнулся от него подросток. – Ты что сделал с моим крестным?
- Ничего я с твоим крестным не делал, - гордо вскинув голову, ответил вампир.
- Ага, так я тебе и поверил, - фыркнул Гарри.
- Почему ты решил, что Ковейн что-то сотворил с Сириусом? – с интересом глядя на мальчика, поинтересовалась Элизабет.
- Эли, а то ты не видела, - едко усмехнулся Гарри. – Да у него в последний раз был такой засос на шее, что его даже шейный платок был не в силах спрятать.
- Молодой человек, вы слишком много на себя берете, – заявил Ковейн, стрельнув в мальчишку взглядом.
- Ха, - ядовито выдал тот. Лифт как раз остановился на нужном этаж, и Гарри первым из него вышел. – Ковейн, что с моим крестным?
- Он мой человек-слуга, - чуть помедлив, произнес тот. Гарри несколько секунд пристально на него смотрел, затем повернулся и пошел по коридору по указателю.
- Он еще и мой крестный, не забудь, - бросил он через плечо вампиру.
- Забудешь тут, - проворчал тот в ответ. – Ты же мне всю плешь проешь.
- Я все слышал, - повернулся к нему Гарри.
- Элизабет, вот скажи, в кого он такой вырос, а? – вампир жалобно посмотрел на директориссу, которая тихо посмеивалась над их перепалкой.
- Извини, Ковейн, но ты тоже причастен к тому, что он стал таким, - выдала женщина. Вампир шумно вздохнул, признавая свое поражение.
Они прошли в Отдел тайн и остановились у очередной стойки регистрации. Им пришлось подождать несколько минут, пока не прибыл администратор и не поинтересовался, что же им тут нужно.
- Мы пришли прослушать пророчество, касающееся меня, - произнес Гарри.
- Вы знаете, что это за пророчество? – спросила девушка, что-то записывая в журнал.
- Да, - ответил Ковейн. – Номер 12562, отдел 12, шестой стеллаж, полка 5.
- Хорошо, поставьте ваши подписи и можете пройти. Прослушав пророчество, поставьте его на место, - не поднимая головы, произнесла девушка.
Ковейн покачал головой, его не особенно удивила такая безалаберность. Министерство давно уже представляло собой черте что. Узнать, какое именно им нужно пророчество, не составило труда. Вампиры проделали все очень быстро и тихо перерыв почти весь архив с данными о пророчествах под самым носом у чиновников, а те так ничего и не обнаружили. Он не сомневался, что сведения о том, что пророчество было просмотрено кем-то еще, наружу выйдут далеко не скоро.
Поставив подписи, они прошли в зал, уставленный длинными рядами стеллажей, на которых находились шары. Некоторые из них были серыми. Это те, что уже исполнились. Теперь их мог прослушать любой. Другие светились белым, чуть туманным светом. Эти могли взять в руки лишь те, о ком это пророчество было.
- Интересно, а если оно не сбылось? Что происходит тогда? – задумчиво произнес Гарри.
- Вот услышим твое пророчество, а потом посмотрим, что же бывает с пророчеством, если оно не исполняется, - фыркнул Ковейн. Подросток окинул его уничижительным взглядом. Вздернул подбородок и решительно направился туда, где лежал этот самый шарик.
Спустя пятнадцать минут Гарри с задумчивым видом смотрел на шар, переваривая услышано: «Грядет тот, у кого хватит могущества победить Темного лорда… Рожденный теми, кто трижды бросал ему вызов, рожденный на исходе седьмого месяца… И Темный лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы… И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой… Тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Темного лорда, родиться на исходе седьмого месяца…»
- Ну, и как это понимать? Либо я его, либо он меня? – гари посмотрел на двух сопровождающих его взрослых.
- Одно мы сейчас знаем точно, пророчество касается тебя и Волдеморта, - произнесла Элизабет. – Иначе ты не смог бы его взять в руки. Но как его интерпретировать?
- Особенно по поводу того, что один не может жить, пока жив другой, - поддержал ее подросток.
- Думаю, тут все несколько иначе, чем, то, что понимается буквально, - задумчиво произнес Ковейн. – Так, сейчас делаем подмену, а разбираться в смыслах будем потом.
Они спокойно подменили шарик. Истинное пророчество вампир спрятал у себя за пазухой. Как темное существо, он мог спокойно его пронести, поскольку его аура перекрывала сияние шара.
Они спокойно покинули министерство. Никому даже в голову не пришло их остановить. Гарри напоследок обернулся и окинул почти уже пустое Министерство, на дело они пошли поздним вечером, и хмыкнул. «Знали бы все тут, что произошло», - подумал он.
Они отправились в убежище вампиров. К сожалению, там не оказалось Сириуса, который по какой-то странной причине в последние дни оказался под пристальным надзором директора Хогвартса и Ордена Феникса. Но в убежище Гарри ждал Дадли, без которого тот никуда не ездил. Были там и еще несколько рейаренцев, но те уже спали к моменту их появления.
Несколько вампиров, Ковейн, Элизабет и двое подростков просидели всю ночь, изучая это чертово пророчество и пытаясь понять, с какого боку его следует понимать. Предположений была масса, но насколько они были точными, сказать не мог никто.
- И что ты будешь делать? – Ковейн посмотрел на задумавшегося Гарри.
- Знаешь, единственный выход, который я вижу в этой ситуации, я все расскажу своему будущему мужу, - тихо произнес юноша. – Это будет…
- Знак твоего доверия, - закончил за него Дадли с мрачным выражением на лице.
- Да, знак моего доверия, - кивнул Гарри.
- Будем надеяться, что это не станет твоей кончиной, - буркнул один из вампиров. На этом было решено разговор закончить.

Ковейн еще не успел встать со своей постели после дневного сна, как прямо в его объятия вывалился Сириус, слегка невменяемый. Это произошло следующим вечером, как раз тогда, когда сработал портал, который должен был, вытащить Блека из опасной ситуации. Вот он и вытащил.
- Ммм, какое интересное появление, - обняв ошарашенного мужчину, произнес вампир. В следующую секунду до него дошло… - Сириус, что случилось? Что произошло? – он мгновенно сел, удерживая его так, чтобы тот не смог двинуться и смотрел в него.
- Я чуть не упал в Арку Смерти, - голос Сириуса в конце дрогнул.
- ЧТО?! – Ковейн сжал мужчину сильнее.
- Я никогда в жизни не испытывал такого ужаса, как в тот момент. Я думал, что это конец, что не увижу…, - голос сорвался. Сириус уткнулся лбом в плечо своего любовника. Его тело после пережитого шока начало ощутимо трясти. Ковейн укачивал его как маленького ребенка. Сириус вырубился через какое-то время. Вампир уложил его в постель, накрыл одеялом. Для разговора будет время потом, когда Сириус придет в себя, да и мальчишек заранее расстраивать не надо. Лучше поговорить всем вместе, когда Дадли и Гарри будут держать Сириуса за руки и сознавать, что ничего плохого не произошло. Сейчас Ковейн подумал, что решение мальчика рассказать о пророчество своему жениху совсем не лишено смысла. Это может убрать много лишних проблем, если посудить здраво.
- Что ж, мы все еще раз обсудим позже, когда Сириус проснется, - проговорил Ковейн, выходя из комнаты и тихонько притворяя ее за собой.

@темы: Не забывайте про сквибов