21:03 

Не забывайте про сквибов. Глава 9, часть 2

Глава 9. Рейарен против Хогвартса – в переносном смысле.
Часть 2. Путь к откровениям


Невилл стонал, ворочался, но никак не мог проснуться. В спальне мальчиков пятого курса Гриффиндора находились декан факультета, директор и колдомедик, которых вызвали перепуганные соседи по комнате. Если Дина и Симуса из спальни выставили и отправили спать в одну из пустых комнат, которая была в башне, то Рона почему-то это не касалось, причем его оставил на месте именно директор.
- Поппи, что с ним такое? – МакГонагалл обеспокоено смотрела на колдомедика.
- Не могу понять, - пробормотала та в ответ.
- Поппи, давай, я попробую, - предложил директор. Он подошел к кровати, осторожно коснулся висков Невилла и зафиксировал его голову. Невилл застонал в ответ. Несколько минут ничего не происходило. Рон сидел на своей кровати как мышка, лишь рьяно впитывая в себя все происходящее. Он понимал, что происходит что-то очень важное, и был рад, что его отсюда не выгнали.
- Хмм, вот этого я и боялся, - пробурчал Дамблдор, выпуская голову Невилла из своих рук.
- Что такое? – нахмурилась Поппи, прекрасно понявшая, что именно делал директор со студентом.
- У Невилла есть связь с Волдемортом, и тот вломился в его голову. Защиты у мальчика почти нет. Это плохо, очень плохо, - произнес директор. – Сейчас он спит, все уже в порядке, но эту проблему надо решать, - после чего вышел из спальни. Мадам Помфри и МакГонагалл последовали за ним.
Рон прикусил нижнюю губу и теперь смотрел на своего друга. Он старательно пытался разложить по полочкам то, что увидел и услышал. Надо сказать, что эта дружба с Избранным принесла ему больше пользы, чем можно было предположить. То, что Избранный во многом был хуже него, даже радовало. Как же, он ведь мог снизойти до того, чтобы оказать помощь мальчику, который в будущем победит Темного лорда. Может быть, Рон и был недалекого ума, но все же глупым его не назовешь. Как бы сложилась его жизнь, если бы Избранным был этот Поттер, который умер? Могло ведь быть и так, что тот был умнее, сильнее, удачливее его, Рона. И что тогда?
Рон всегда завидовал тем, кто богаче, у кого что-то получается легче и интереснее. Надо сказать, что и дружба с Гермионой ему была навязана взрослыми, правда, тут, спустя какое-то время, он был благодарен своим родителям и директору, поскольку девушка, хоть и была занудой, но была хорошим, верным другом, а сейчас, он даже думал, что влюблен в нее, но пока показывать этого не собирался.
Рон нахмурился: «И что означает, что у Невилла связь с этим? Как такое могло быть? Это же… Уфф… Надо утром поговорить с Гермионой, она точно все узнает и нам расскажет». Решив в очередной раз переложить решение проблемы на хрупкие плечи подруги, Рон с чистой совестью отправился в объятия Морфея.
Тем временем в кабинете директора было собран Орден Феникса в усеченно составе. Для такого случая Дамблдор открыл камин для Сириуса, Ремуса, Грюма и четы Уизли, которые обитали в особняке Блеков. Тут же присутствовали МакГонагалл и поднятый из постели Снейп, как всегда, недовольный и с язвительной усмешкой на губах. А кому понравится, когда его прерывают во время такого интересного процесса и от тела любимого человека? Правильно, никому.
Блек, с меланхоличным выражением на лице, расположился в одном из кресел и замер. Северус встал так, чтобы наблюдать за ним. Он сразу обратил внимание, что колец на руках у Блека не было, значит, тот не хочет, чтобы о восстановление кровных прав кто-то узнал. «Что же заставило тебя стать таким, а, Блек?» - подумал Снейп.
- Так, у нас возникла проблема, - начал собрание Дамблдор, и Северусу пришлось отвлечься от изучения Блека. Как только Северус отвел взгляд, Сириус бросил на него один быстрый острый взгляд, который давал понять, что он заметил, что за ним наблюдают, но Снейп этого не заметил.
- Альбус, что такого могло произойти в школе в первый же день? – ахнула Молли Уизли.
- Я боялся этого, надеялся, что это не так, - сокрушенно покачал головой Дамблдор, даже не представляя себе, что два человека, находящихся в этот момент в его кабинете, одновременно подумали с некоторым восхищением: «Ай да, актер!»
- Что случилось? – Молли в ужасе прикрыла ладонью рот. Сириус лишь тихонько вздохнул. Он совершенно не сомневался, что речь сейчас в очередной раз пойдет о Лонгботтоме. Он бы с большим удовольствием сейчас лежал бы на шкуре у камина, а под боком чувствовал бы двух посапывающих пацанов, дороже которых у него никого не было, а потом бы отнес бы обоих в их постели, а сам бы уже по традиции устроился в кресле и наблюдал бы за ними. Кто бы мог подумать, что Сириус Блек будет идеальным отцом. Но вот выкидывает же такие штучки Судьба.
- У меня было предположение, но…, Дамблдор многозначительно помолчал, и только затем продолжил. – У Невилла связь с Волдемортом.
«Да, ну?»- саркастично заметил про себя Сириус.
«И от какого счастья?» - также мысленно вторил ему Снейп.
- Как? Почему? – тут же раздались охи и ахи от МакГонагалл и Уизли.
- Теперь мы можем точно сказать, что Невилл Избранный. Волдеморт каким-то образом все же его пометил, - продолжал вещать директор. Сириус подался вперед и пристально посмотрел на Дамблдора, и это его движение не укрылось от внимания Снейпа. Сам же он пытался понять кое-что другое. «Насколько мне не изменяет память, Волдеморт у Лонгботтомов не был, и их отпрыска не видел. Он напал на дом Поттеров, убил старших, попытался ударить Авадой в младшего и сгинул сам, оставив младенцу на память шрам. Так, получается, что связь как раз и должна была соединить Поттера-младшего и Темного лорда. С этим мы еще разберемся, а вот какое отношение ко всему этому имеет Лонгботтом?» - Снейп снова посмотрел на директора. Яркий блеск голубых глаз из-под очков, заставил зельевара поежиться. У него появилось стойкое ощущение, что эта самая связь возникла совсем не случайно. Быстрый взгляд на Блека дал ему понять, что тот пришел точно к такому же выводу.
Сириус почти сразу понял, откуда эта самая связь. Ему ужасно хотелось встать, подойти к директору и свернуть ему шею. «Вот сейчас встану, выйду отсюда, найду Волдеморта и подамся в ряды его пожирателей, честное слово. Гарри и Дадли правы, в данном случае выбирают меньшее зло, а оно как раз на стороне Темного лорда. Хотя, кто из этих двоих еще Лорд», - Сириус на секунду прикрыл глаза и попытался собраться, чтобы не вытворить чего-нибудь, но и проявить ожидаемую от него реакцию тоже не мог, он давно уже был не тем, кем его видели все тут собравшиеся.
- Вот, поэтому нам надо начать занятия, - вырвал его из потока собственных мыслей голос Дамблдора. – Сириус, я очень прошу тебя проводить с мальчиком как можно больше времени.
- Что? – Сириус был спокоен, очень спокоен.
- Ты же понимаешь…, - начал директор, блеск глаз стал несколько другим.
- Нет, не понимаю, - Сириусу надоело играть в навязываемую ему игру.
- Мальчик нуждается во взрослом, - произнес Дамблдор так, словно объяснял ребенку прописную истину.
- А я тут причем? – усмешку Сириусу удалось скрыть.
- На правах, пусть и не настоящего крестного…, - Дамблдор чуть сердито посмотрел на Блека.
- Но я не его крестный, ни настоящий, ни тем более не настоящий, - возразил Сириус. Снейп прищурился, следя за разговором. Ему сейчас хотелось подойти к Блеку и стукнуть того по голове: «Не вовремя, идиот, не вовремя ты решил выступить. Согласись, идиот».
- Это поможет и тебе справится, - резко произнес директор.
- Справится с чем? Со смертью МОЕГО крестника? Мне не нужна замена, - Сириус был раздражен. – Если бы некоторые принимали верные решения, а не строили из себя всезнающих и все умеющих личностей, то мне и не нужно было оплакивать маленького мальчика, который и пожить-то не успел. Но ведь никому же не было дела до этого. О Гарри вспомнили только тогда, когда он уже восемь лет был мертв. Хоть кто-нибудь из вас имеет представление, где похоронили мальчика? Или его прах так и остался под обгоревшими руинами старого и страшного приюта? Вы хоть знаете, что это был один из самых криминальных приютов в Англии? Что оттуда детей продавали? Нет? Я в этом и не сомневался.
- Откуда у тебя такие сведения? – Дамблдор быстро взял себя в руки. В принципе, именно такая реакция от Блека ожидалась, только вот не по этой теме.
- Это не важно, - фыркнул Сириус.
- Это важно, - рыкнул Грюм.
- Не все относятся к магглам, как отбросом, а уж про сквибов я вообще молчу, - Сириус посмотрел в глаза Дамблдору. Возможно, тот и попытался его прочитать, да толку-то от этого было. Блок в голове Блека был железобетонным.
- Блек! – рявкнул Грюм.
- У меня свои источники, - Сириус замкнулся и это почувствовал даже Грюм. Дальнейшие вопросы не принесли бы ничего.
- И все же Сириус, я прошу тебя уделить мальчику время, - произнес Дамблдор.
- Хорошо, - буркнул тот в ответ, но в голосе явно было желание послать всех куда подальше и смыться в неведомые никому дали.
- Северус, - директор, решивший, что с Сириусом он уже все решил, переключился на зельевара. Снейп осторожно выдохнул. Он уже понимал, что то, что собирается сказать Дамблдор, явно ему не понравится. – Я хотел бы, чтобы ты занялся с Невиллом окклюменцией.
В первую секунду Северусу показалось, что он ослышался, но то, как на него смотрел директор, не оставляло никаких сомнений. Дамблдор имел именно то в виду, что и сказал.
Следующие минут пятнадцать между Снейпом и Дамблдором состоялся очень похожий разговор, который совсем недавно вели директор и Блек. Закончилось все также, неохотным согласием зельевара. Решив все вопросы, довольный Дамблдор всех отпустил. Снейп слышал, как прежде чем исчезнуть в камине, Блек назвал Дамблдора старым интриганом и что-то еще менее лицеприятное . С такой характеристикой он был согласен полностью.

Первый месяц пролетел как сон. Единственное, что обсуждалось всей школой, это Амбридж. Кто-то говорил в полный голос, кто-то шепотом, а кто-то так, чтобы их не было слышно. Последнее естественно относилось к слизеринцам. Но всем без исключения было понятно, что с таким преподавателем они не только не сдадут СОВы по ЗоТИ. Слизеринцы к этому времени оказались самыми предприимчивыми. Они в одном из заброшенных залов Хогвартса создали тренировочный зал, где старшие учили младших. Кто бы что бы не говорил о Слизерине, но студенты этого факультета никогда не бросали своих в беде. Они должны были быть лучшими, и если для этого надо было устроить дополнительные занятия, значит, так тому и быть.
Драко наблюдал за развитием противостоянии Гриффиндора во главе с Избранным с Амбридж. У него сложилось впечатление, что она прибыла в школу только с одной целью – извести Лонгботтома и подсидеть Дамблдора. Если первое было ей под силу, то второе, навряд ли, ума не хватит. Как-то однажды он увидел на ладони у Избранного гриффиндорца странные линии. С трудом, но он подвел того к случаю, где смог его рассмотреть. Как бы Драко не относился к Лонгботтому, он никому бы не пожелал испытать того, что испытал гриффиндорец. Драко сразу пошел к крестному и рассказал о том, что видел. Рассуждения двух отцов, а для Драко оба были ему отцами, привели его в замешательство. Нет, он, конечно, понимал, что все не так, как кажется, но никогда не задумывался над подоплекой всех событий. А сейчас выходило, что Дамблдор ведет какую-то свою игру, понятную только ему, при этом, прекрасно зная, что происходит в стенах этой школы. Возникал вопрос, зачем все это было нужно? Почему директор не запретит слизеринцам заниматься ЗоТИ дополнительно? Зачем он позволяет Амбридж пользоваться в стенах школы запрещенным артефактом? Что вообще происходит в Хогвартсе.
Вот с такими вопросами он и обратился к сторонним наблюдателям и экспертам, то есть к Вэлу и Джею. Рассказал он в письме и о том, что Северус теперь занимается окклюменцией с Избранным, о том, что сказал Панси в поезде, да и потом тоже.

«Ретроспектива»
Несколько дней Паркинсон приходила в себя от заявления Драко. Потто, по-видимому, решив, что тот все-таки пошутил, возобновила свои притязания на его «руку и сердце». Она вела себя так, словно это ничего не произошло.
- Паркинсон, - не выдержал через неделю начала нового наступления девицы Драко. – Что в моих словах тебе было непонятно?
- Что? – опешила та.
- Я, по-моему, ясно выразился, что ты меня не интересуешь ни в каком виде, в том числе и моей так называемой невесты, - Драко разозлился. Ему это навязчивое внимание уже надоело до горькой редьки.
- Я тебе не верю, - закричала Паркинсон в ответ. Кстати, о заявлении Драко уже знал весь Слизерин и многие посчитали его правдивым. Да уж, лучше стать геем, чем женихом недалекой Паркинсон.
Драко несколько секунд смотрел на нее ничего не выражающим взглядом, затем встал с дивана, где сидел вместе с Блейзом, и прямиком направился к семикурснику, зная, что тот действительно предпочитает мальчиков. Все с интересом наблюдали за ним. Драко спокойно подошел к парню, который с легкой насмешкой и вопросом в глазах смотрел на него. Ничего не говоря, Драко наклонился к семикурснику, вольготно расположившемуся в одном из кресел и впился ему в рот своими губами. Тот решил подыграть и, обняв Драко за талию, заставил его сначала сесть себе на колени, а затем, положив ему руку на затылок, перехватил инициативу. Драко лишь на секунду напрягся, а затем с мыслью, что похоже ему действительно нравятся мальчики, отдался более опытному партнеру. В гостиной поднялся восторженный свист и гул. Когда юноши оторвались друг от друга, раздались аплодисменты и одобрительный свист. Драко повернулся и посмотрел на Паркинсон. Как он сдержался и не расхохотался тогда, он даже сам понять не смог.
«Конец ретроспективы»

Паркинсон, конечно, не оставляла своих попыток, но что-то все-таки изменилось в ее поведении. Она поглядывала на Драко так, словно что-то рассчитывала, но пока серьезно не приставала. Блейз только и сказал другу, что это не надолго, как только пройдет немного времени, и она снова начнет приставать. Драко даже отцу пожаловался. Люциус лишь прищурился и ничего не сказал, но принял к сведению. В качестве будущей леди Малфой он точно не видел наследницу Паркинсонов, ну, не мог он позволить так испортить свой род. Возможно, ему придеться переговорит с лордом Паркинсон и раз и навсегда прекратить поползновения его дочери к своему сыну.
Вот обо всем этом Драко и написал друзьям, а также о том, что воспользовался именем Вэла, чтобы отмахнуться от Паркинсон. В общем, его письмо, длинное и подробное отправилось в Рейарен.

В то же самое время пока начался учебный год в Хогвартсе, начались и изменения в среде Пожирателей. И начались они с их лидера.
Волдеморт восседал на своем троне и получал отчеты от своих приспешников, настроение у него было аховое, так что на наказание он не скупился. И надо же было такому случиться, что именно в этот момент в зал влетела голубка. Первая мысль, посетившая «больную голову» Волдеморта, испепелить это создание к чертям собачьим… Не успел. На пол упал красный конверт, который тут же вспыхнул и разразился недовольным голосом, знакомым голосом.
- Тронешь птичку, останешься без рецепта! Ясно? Я тебе второй раз ничего посылать не буду! И палочкой не махай в разные стороны. Голубка к тебе и близко не подлетит, пока ты не успокоишься. И чтоб Серейна вернулась! Иначе я тебя и под землей достану!
Тишину, повисшую в зале, можно было резать ножом, если бы такое было возможно. Пожиратели начали медленно отходить в сторону выхода, понимая, что сейчас вместо Круцио, в них вполне может полететь Авада.
- ВОН! – рык пронесся по всему залу. Пожирателей вымело из зала в два счета, даже в дверях не застряли. Двери с грохотом за ними закрылись. Волдеморт поднялся с трона и посмотрел на сидящую на потухшем факеле голубку. – Ну?
Та спокойно слетела оттуда, покружила над мрачным лордом и сбросила на пол свиток из тубуса. Волдеморт следил за ней злым взглядом, намереваясь все-таки прибить птичку, но та вдруг исчезла в беловатой вспышке. Питер Петтигрю, оставшийся за дверями зала и прислушивавшийся к звукам, оттуда доносившимся, отскочил от нее, когда раздался звон разбитого стекла. Темный лорд явно что-то разбил. Да, с контролем над негативными эмоциями у Волдеморта все было очень плохо. Хорошо хоть не стал уничтожать в пылу ненависти и злости присланный свиток. Сколько бы Хвост не пытался теперь услышать, что делается в зале, ему это не удавалось. Было тихо, а Волдеморт, несколько раз, прочитавший, присланный ему свиток, уже давно был в лаборатории, уйдя через тайный ход.
С момента данного происшествия прошло четыре недели, самые спокойные для Пожирателей и остального мира. Волдеморт засел в лаборатории, пытаясь сварить зелье по присланному ему рецепту. Он был неплохим зельеваром, но все же не настолько хорошим, как Северус. И вот 30 сентября до Волдеморта дошло, что своими силами ему не справится. Что-то с этим зельем было не так. 1 октября он послал вызов Снейпу и решил наведаться в голову Лонгботтома, вдруг второму «товарищу» придет в голову такая же мысль.

Гарри тихо посмеивался, улыбка уже несколько недель не сходила у него с лица. Даже почти постоянное отсутствие Сириуса, к которому он очень привязался, не могло повлиять на эту улыбку. Всем было интересно, что же заставляет Гарри все время так улыбаться. Иногда его пробивало на хи-хи, а то он начинал ехидно улыбаться. Пожалуй, только Дадли был в курсе происходящего с самого конца. Гарри научился посещать разум Волдеморта в любое время, хоть во сне, хоть на яву.
Сегодня, 1-го октября, во время обеда Гарри вдруг залился веселым смехом.
- Что? – Дадли с интересом посмотрел на брата.
- Он не справился, - сквозь смех произнес тот. – До него так и не дошло, как надо читать этот рецепт. А еще кичится тем, что он потомок Слизерина. Бездарь.
- Ха, и что теперь? Он в ярости? – спросил Дадли.
- Не, он позвал Северуса, - усмехнулся Гарри.
- Это же, сколько ему времени понадобилось, - сокрушенно покачал головой Дадли.
- Ага, а еще он в гости к их Избранному отправился, - Гарри никак не мог становиться, его просто пробирало смехом. – Вот думаю, может мне тоже туда наведаться? Волдеморт же не знает, что я на самом деле сижу в его мозгах, а не у этого Лонгботтома.
- Кстати, - Дадли огляделся, стреляя глазами в прислушивающихся к их разговору рейаренцам. – Так, пошли-ка к себе, там хоть поговорить можно без посторонних ушей. Заодно почитаем письмо от Драко. Он там целый роман нам прислал. Давненько от него ничего не было.
- Ага, от Северуса тоже, - кивнул Гарри. – Интересно, что у них там происходит.
Они покинули столовую и направились к себе, где и продолжили свой разговор.
- Слушай, братишка, как ты думаешь, а откуда взялась эта связь между Волдемортом и тем их новым Героем Света? – Дадли, похоже, давно занимал этот вопрос.
- Насколько я могу судить, это у меня есть связь. И это шрам. Из того, что удалось узнать о Лонгботтоме…, - Гарри вдруг замер.
- Братишка, ты чего? – Дадли даже испугался.
- Не нравится мне все это, - хмуро ответил Гарри. Продолжить свой увлекательный разговор они не успели, в комнату вошла Элизабет. Одного взгляда на два конверта в ее руках им хватило, чтобы понять – все-таки чиновники вспомнили о законе.
- Потрясающе, - закатил глаза Гарри. – Только этих проблем нам сейчас и не хватает.
- Мы ведь ждали этих писем с конца июля, Гарри, - вздохнула Элизабет.
- Да, помню я, - вздохнул в ответ Гарри. – Времени совсем не осталось.
- Ну, до вашего шестнадцатилетия, вернее до Гарриного, к вам никто не сунется, а потом потребуют вашего появления в министерстве, - Элизабет села в кресло.
Гарри забрался на подоконник и положил подбородок на колени. Настроение сразу упало. Так получалось, что все проблемы начали падать им на голову в одно время.
- И что теперь делать? – Дадли беспомощно смотрел на Элизабет.
- К сожалению, мне так и не удалось подобрать подходящие кандидатуры, - директриса была расстроена.
- А обязательно, чтобы было известно имя того, кто свяжет себя со мной? – тихо спросил Гарри.
- Нет, поскольку любая проверка даст ответ, что узы заключены, - покачала головой Элизабет. – У тебя есть какие-то идеи?
- Я не уверен, мне надо подумать, - тихо отозвался Гарри.
- Вы знаете, мои двери для вас всегда открыты, - произнесла Элизабет прежде чем выйти.
- Гарри, что ты задумал? Это ведь не то, о чем я подумал? – Дадли подошел к брату, когда дверь за директрисой закрылась.
- А почему бы и нет? – Гарри пристально посмотрел на него.
- Да, действительно, почему бы и нет, - задумчиво произнес Дадли. Развить тему им снова помешали. На этот раз ввалилась целая делегация, прибывшая поддержать друзей. Проведенное вместе время позволило Гарри и Дадли немного отвлечься от всех проблем и хорошо повеселиться.
Уже поздно вечером мальчики засели за письма, которые пришли от Драко и Северуса. Если со вторым все было более-менее понятно, там шла речь об общем эксперименте, то первое содержало очень много информации.
- Дад, - протянул Гарри, когда они прочитали про извинения Драко за использование имени Вэла.
- Ммм? – отозвался тот.
- Я вот подумал, - начал Гарри.
- Хмм, - отозвался Дадли. Юноши переглянулись, на губах появились улыбки. Кажется, они нашли решение своих проблем, правда, все омрачалось одним существенным фактом, тем, что они оба были сквибами. Как к этому отнесутся Малфои и Снейп? Что ж, настало время это выяснить.

@темы: Не забывайте про сквибов

URL
   

Дневник Lorelen

главная