20:59 

Не забывайте про сквибов. Глава 7

Глава 7. Василиск и Сириус Блек.
(События развиваются на втором и третьем курсе Драко)

Дадли с интересом читал письмо, которое пришло от Драко. Тот делился своими впечатлениями о прошедших в Хогвартсе событиях. Дадли усмехнулся.
- Гарри, - крикнул он.
- Что? – из кабинета высунулась голова с повязанной на ней банданой.
- Я так рад, что мы не попали в Хогвартс, - заявил Дадли. – Это де не школа, а какой-то сплошной экстрим. То у них там охота на темных лордов и бег с препятствиями за философским камнем в качестве приза. Теперь вот монстр объявился какой-то древний, людей в статуи превращает. Ничего не напоминает?
Гарри некоторое время стоял, не шелохнувшись, затем медленно подошел к брату, взял у него письмо и стал читать. Минут через десять он отложил увлекательное чтиво, сдобренное ядовитыми примечаниями и комментариями Драко, в сторону.
- Пошли, - наконец, соизволил он произнести вслух. Дадли усмехнулся, но встал со своего места и двинулся за братом, прекрасно понимая, куда тот держит путь. Наверное, это была одна единственная из всех магических способностей Гарри, которая осталась с ним в полной мере. И именно ею Гарри сейчас и собирался воспользоваться.
Они прошли по коридорам жилых помещений школы, вышли на задний двор и вышли к строению, которое было всем известно, как террариум, наверное, самый богатый в мире. Здесь было столько пресмыкающихся и таких видов, которые не были знакомы даже знатокам, кичившимся своими знаниями в области УЗМС.
Гарри направил свои стопы в самый конец, где, обернувшись вокруг ствола дерева, спала большая, ну, очень большая змея.
/Привет, Хеш/, - прошипел Гарри, садясь у морды змея. Дадли надел на нос специальные очки. Единственный, кому совершенно не был страшен этот монстр, сейчас гладил рукой голову змея.
/Здравствуй, Гарри/, - прошипел монстр в ответ. - /Передай привет своему брату. Что тебя привело ко мне/.
/Хеш, вы ведь чувствуете своих сородичей на расстоянии?!/ - полуутвердительно прошипел Гарри.
/Да, чувствуем/, - подтвердил Хеш. Дадли расположился на скамеечке и теперь наблюдал за разговором двух таких разных существ, умудрившихся подружиться еще 9 лет назад, буквально через пару дней после того, как их двоих, то есть его, Дадли, и Гарри, привезли сюда.
/Хмм, скажи, а в последнее время никто не проснулся, древний очень?/ - задал вопрос Гарри.
/Да, совсем недавно… Далеко отсюда… Сильный и очень старый… Очень/, - поделился информацией Хеш.
- Ну, так и есть, - вздохнул Гарри, затем повернулся к брату. – Ты прав, Хогвартс – не школа, а зона эскалации всяких неприятностей, которые по какой-то странной причине падают именно на студентов этого славного тысячелетнего учебного заведения.
- Значит, я прав, все-таки василиск, - усмехнулся Дадли. – Как считаешь, стоит предупредить Драко.
- Да, - кивнул Гарри. – Чтобы не лез на рожон. Василиску плевать, кто перед ним – магглорожденный, чистокровный.
/Хеш, а то, что люди не умирают, с чем связано?/ - поинтересовался Гарри у своего своеобразного друга.
/Долгий сон, быстрое пробуждение, мало сил/, - последовал ответ.
/Угу/, - задумчиво прошипел Гарри, что-то усиленно обдумывая.
- Ты еще тут побудешь? – спросил Дадли. – А то я пошел письмо писать.
- Да, поболтаю с Хешем, - кивнул Гарри.
- Хорошо, - улыбнулся Дадли.

Драко, как обычно, сидел в комнатах своего декана, в принципе, своего второго отца и читал ответ на последнее свое письмо. Его отцы что-то тихо обсуждали за столом.
- Пфссс, - вырвалось у Драко, когда он дошел до объяснений того, кто же занимается вредительством в Хогвартсе.
- В чем дело? – Северус и Люциус уставились на него.
- Знаете, мне иногда кажется, что Вэл и Джей находятся рядом, - задумчиво произнес Драко. – Они все время находят ответы раньше, чем мы.
- И что они такого написали, что привело тебя к такому выводу? – Люциус был заинтересован. Он и сам не раз замечал за двумя подростками такую черту.
- Они считают, что все нападения совершены василиском, - произнес Драко. – Даже привели тут легенду Хогвартса про тайную комнату Салазара Слизерина. Они так все описывают, что я уже верю, что по Хогвартсу ползает этот самый василиск. Вот, почитайте, - Драко подал письмо отцу.
Мужчины несколько минут изучали письмо.
- А доводы очень логичные, - произнес Люциус.
- И объясняют все, - поддержал его Северус. Мужчины переглянулись, что не укрылось от внимания Драко.
- Так, вы ведь уже знали, что это за монстр всех превращает в статуи, - Драко встал в воинственную позу и уставился на них.
- Ну, не так уж и много для этого надо было времени, - усмехнулся Люциус.
- Значит, Вэл прав, и во всем замешан директор, - сделал вывод Драко.
- Да, логика просто потрясающая, - усмехнулся Северус.
После зимних каникул ситуация в школе стала все больше накаляться. Все, кому не лень, искали наследника Слизерина. Золотое трио, которое составили Лонгботтом, Грейнджер и Уизли, как стало известно Драко, думали на него. Ему, конечно, это польстило, но в то же время насмешило. Забавно было наблюдать за тем, как гриффиндорцы пытаются вычислить его. Но Драко прислушался к совету своих друзей и не лез, куда не следует. Проблемы ему были не нужны. Он взял за правило наблюдать за директором. Дамблдор был насквозь фальшивым. Драко не верил ему с самого детства, и относился как к чудику, до сих пор. Но сейчас он стал понимать, что этот человек отнюдь не так прост, как кажется. «Он ведь победил Гриндевальда, а это говорит о многом», - частенько вспоминались ему слова Вэла из письма. Добренький, чудаковатый старик медленно, но верно превращался в расчетливого интригана, который играет жизнями других. Драко перестал нравиться этот человек совсем. Чем больше он думал, тем сильнее ему казалось, что директор специально подталкивает Золотое трио к тем неприятностям, в которые те влипают, а еще он был уверен, что директор знает, что происходит в школе и как.
Драко как раз подошел к двери в апартаменты Северуса, чтобы провести очередной вечер с общество своих «отцов», как замер на месте, услышав их разговор сквозь приоткрытую дверь, чего тоже никогда раньше не происходило.
- Люциус, ты чем думал? Скажи мне, пожалуйста, - рычал Северус.
- Я в тот момент подумал, что это идеальный вариант отделаться от этой чертовой книжицы. Она на меня наводила ужас, - спокойно ответил Люциус, но в голосе все же были слышны нотки легкой паники.
- Да??? И ты не нашел ничего умнее, как подбросить темный артефакт малолетней дурочке из рыжей семейки? – Северус повысил голос.
- Северус, я не думал, что это может быть настолько опасно, - воскликнул Люциус.
- Да, это совсем не опасно, - ядовито отозвался Северус. – И теперь мы имеем то, что имеем. И как, по-твоему, мы должны поступить?
- Ну, зато мы теперь знаем, что это за книжка такая, - примиряюще произнес Люциус.
- Люц, я тебя сейчас задушу, - рявкнул Северус.
Драко поежился, затем открыл дверь и заглянул в гостиную. Он не успел поймать свою челюсть, посреди комнаты стояли Люциус и Северус, сжимающий ему шею.
- Драко, - улыбнулся Люциус сыну. Северус осторожно и медленно убрал руки с шеи своего любовника.
- Убью, - прошипел он.
- В любое время, - ответил ему Люциус, нахально усмехнувшись.
- Вы чего двери не запираете? Вас же весь Хогвартс мог услышать, - просветил их Драко. – И чего это вы тут такое говорили?
Естественно, ни Люциус, ни Северус не собирались рассказывать мальчику ничего существенного. Но тот тоже не был дураком, и довольно быстро сложил все кусочки. Теперь становилось ясно, что произошло, а главное из-за кого. Своими размышлениями он поделился с единственными людьми, которые го могли понять. Правильно, с Вэлом и Джеем.
В ответном письме оба друга довольно откровенно поехидничали над его отцом, но и прислали небольшой амулетик, пояснив, что тот покажет ему, где находится пресловутый хогвартский василиск. Драко, не долго думая, решил его опробовать. Да уж, никто никогда не замечал за младшим Малфоем такой черты, как гриффиндорское безрассудство. Покинув завтрак под пристальным взглядом крестного, Драко отправился в пустой коридор, затем активировал амулет. Появилась яркая точка, которая и повела Драко на его приключения. Нет, чтобы позвать взрослых, Драко решил все сделать сам, в одиночку. Следуя за призрачным маленьким змеем, указывающим ему путь, Драко оказался в незнакомых запущенных коридорах подземелий, далеко от обитаемой его части, но на удивление, здесь не было грязи и пыли. В конце концов, он уперся носом в стену.
- Ну вот, - обижено произнес Драко. – А я думал…
Что он думал, осталось неизвестно, поскольку стена вдруг отъехала в сторону, позволяя ему увидеть довольно не плохо освещенный коридор, уходящий куда-то постепенно вниз. Да, в Драко проснулся бесстрашный и безрассудный гриффиндорец окончательно. Он шагнул вперед, навстречу «судьбе». Драко даже не заметил, когда за его спиной стена встала на место. Пройти ему пришлось минут пятнадцать, прежде чем он оказался в великолепной комнате.
«Библиотека», - сделал совершенно очевидный вывод Драко…
Северус забеспокоился, когда прошло пятнадцать минут от урока зелий, а крестник так и не появился. У второкурсников сегодня зелья шли перед обедом, сразу после трансфигурации. Беспокойство усилилось, когда Блейз тихонько поведал ему, что Драко не было и на сдвоенном первом уроке. К концу первого занятия он уже не находил себе места, поэтому отослал к Люциусу, который временно занял кабинет директора, добившись отстранения Дамблдора, записку вместе с Блейзом. На обеде Драко не появился. Люциус и Северус уже готовы были впасть в панику. Куда мог запропаститься их такой любимый ребенок?
Старшие курсы Слизерина подключились к поиску пропавшего второкурсника, а тот в свою очередь уже облазал все, что можно и, в конце концов, оказался непонятно где, а сверху осматривал огромный зал. Каково же было его удивление, когда он внизу увидел не кого-нибудь, а младшую Уизли, которая вела себя до жути странно, но когда Драко увидел змею, то чуть не брякнулся в обморок, в прямом смысле этого слова. Он понятия не имел, сколько времени находился в этом месте, но пришел в себя только после того, как рыжая покинула зал, а змей куда-то исчез.
Выбрался Драко тем же путем, каким попал в апартаменты Салазара Слизерина. Его, конечно, удивило, что он так легко проник в тайную комнату Слизерина. Так он думал только до тех пор, пока не выбрался из прохода. И вот теперь он стоял и недоуменно смотрел на стены. Вход за его спиной уже закрылся, но Драко был уверен, что спокойно сможет войти туда снова в любое время.
- Ну, и куда теперь? – растеряно пробурчал Драко. Медальон на его шее дернулся. Драко нахмурился, затем взял его в руки. - Ты знаешь, куда мне идти?
В воздухе снова появился маленький призрачный василиск, который устремился вперед. Драко поспешил за ним и через полчаса, никем незамеченный, прошел в спальню мальчиков второго курса Слизерина. Через пять минут он уже сладко спал на своей кровати, даже не подозревая, в каком состоянии находятся его отец и крестный.
Драко обнаружил Винсент Кребб, забежавший в спальню на минутку. Он так и замер, глядя на мирно спящую пропажу. Придя в себя, он рванул к своему декану, рассказать хорошие новости. Чуть позднее Люциус и Северус стояли у кровати и Драко и не знали, то ли дать этому демоненку в ангельском обличии поспать, то ли сейчас же поднять из постели и отодрать по заднице так, чтобы было не повадно устраивать подобные эскапады. Решили, пусть спит, поговорят завтра. Но на следующий день они не успели поговорить: случилось новое нападение и пропала ученица первого курса Гриффиндора. Драко, как услышал ее имя, сразу понял, что тут что-то не так. Люциус не успел перехватить сына и тот исчез в недрах подземелий. Драко был уверен, что найдет ее там же, где вчера. Так и оказалось, только вместе с ней там был еще один человек, скорее, приведение, которое постепенно становилось все более материальным. Драко опять сидел где-то под потолком и наблюдал за происходящим. Видел он появившегося нового героя – увальня из Гриффиндора – Невилла Лонгботтома. Ему многого стоило, чтобы удержаться и не начать ржать в голос. Одно он знал теперь совершенно точно, Невилл никогда не будет тем, кто победит Темного лорда.
Закончилось все более-менее хорошо, и то благодаря фениксу Дамблдора, который и выполнил всю работу по уничтожению василиска, иначе Лонгботтом был бы уже не просто статуей, от него бы ничего не осталось. Знал теперь Драко и то, что Гриффиндор и в этом году Гриффиндор снова выиграет кубок школы. На что Драко еще обратил внимание, так это на то, что воплощение Темного лорда из дневника не совсем погибло. Почему обратил внимание? А он стоял прямо напротив него и смотрел на медальон. Драко, как завороженный, смотрел в ответ на него. Призрак коснулся своей рукой медальона на груди блондина и его втянуло внутрь. Драко удивленно посмотрел на это «безобразие», а затем услышал вздох облегчения, словно призраку пришлось по душе новое место жительства. Драко так никому и не рассказал о случившемся. Он даже побоялся об этом писать Вэлу и Джею, вдруг кому-то придет в голову прочитать его письмо, поймав посланца-голубя. Почему он не стал говорить отцу и Северусу, он даже себе объяснить не смог.
Летние каникулы, начавшиеся через пару дней после этого всех этих событий, для Драко начались с наказания. Люциус все-таки решил. Что тот должен отвечать за свои поступки и проступки по всей строгости. Нет, сына он не бил, но тому было строго настрого покидать свои комнаты целую неделю и подумать за это время над своим поведением. Так что Драко оставалось только писать письма в далекий мифический Рейарен.

А в это время двое подростков в Ирландии, в стенах школьной лаборатории и при содействии таких же маниакально настроенных друзей решали насущную для них проблему, которая вот уже шесть лет занимала мозг Гарри. Когда им удалось с помощь артефактов и зелий создать живой путеводитель, связав его на василиске, это был такой прорыв в их работе, что взрослые стали смотреть на детей с благоволением. После такой крупной победы они с еще большим рвением взялись за свои изыскания.
Новая удача совпала с очередным катаклизмом в Англии – из Азкабана сбежал опасный преступник Сириус Блек. Впервые за все время, за всю его такую пока еще малую жизнь у Гарри была истерика. Все началось с обычного смеха, который перешел в слезы. Его никак не удалось успокоить. А в руках он держал новое изобретение, которое, кстати, было более подходящим для магов. Это был браслет, который аккумулировал силу мага, и если его надеть на руку, то палочка была не нужна больше. Гарри бился в истерике, сжимая его в руках.
- Гарри, успокойся, маленький мой, - Элизабет обняла своего любимца и прижала к себе. Ей хватило всего секунды, чтобы принять одно решение, которое могло дальше привести к довольно плачевным последствиям, но она считала, что оно будет самым правильным, осталось только все сделать так, чтобы никто не догадался о том, что происходит.
Они частенько с Гарри и Дадли разговаривали о Сириусе Блеке. У них не было возможности помочь человеку, который оказался по воле других безвинно засунут в Азкабан. В какой-то момент Гарри смирился с тем, что крестный, либо уже умер, либо так и умрет в тюрьме, а сам он его никогда не увидит. И вот теперь появился шанс, но захочет ли крестный иметь дело с крестником - сквибом, хоть и очень одаренным?
- Все будет хорошо, вот увидишь, - погладила уснувшего мальчика по волосам Элизабет.
- Правда? – Дадли посмотрел на директрису с надеждой.
- Вот увидишь, малыш, - улыбнулась Элизабет, но ее мысли уже были заняты одним очень серьезным делом, и теперь ей предстояло связаться с другом и хранителем Рейарена – принцем вампиров Лондона.

Англия все лето сходила с ума. С какого-то перепугу все решили, а Дамблдор сию мысль поддержал, что Блек выбрался, чтобы уничтожить Невилла, как того, кто уничтожил его господина, чьей правой рукой он был. Люциус, когда узнал об этом, долго ржал на весь Малфой - мэнор, приводя в ужас эльфов, которые боялись показаться ему на глаза. Кто-кто, а он точно знал, что Сириус Блек никогда не был в рядах Темного лорда, а уж его правой рукой и подавно. Северус, на удивление, не стал бросаться язвительными замечаниями. Когда Люциус поинтересовался у него, чего это не язвит, Северус сказал, что Азкабан был самым большим и страшным наказанием для Блека. Более того, Северус не верил, что Блек выбрался из тюрьмы, чтобы охотиться за Лонгботтомом, тот его должен был интересовать в самую последнюю очередь.
- Он вырвался из Азкабана сейчас, спустя двенадцать лет, чтобы вдруг ни с того, ни с сего уничтожить какого-то мальчишку, которого он никогда не знал? – фыркнул Северус.
- Ну…, - протянул Люциус. - Лонгботтом же миссия Света…
- И что? По идее, Блек должен бы охотиться за своим крестником, это ведь Поттер уничтожил Волдеморта двенадцать лет назад, - хмыкнул в ответ Северус.
- Значит, по-твоему, тут дело в другом? – Люциус с интересом посмотрел на своего любовника.
- А ты считаешь, что он бы сидел двенадцать лет в Азкабане и не рыпался, а потом взял и вдруг ради Лонгботтома сорвался оттуда? – Северус встал и подошел к своему мужчине, затем сел ему на колени, лицом к Люциусу.
- Ты решил поиграть? Среди бела дня? – насмешливо поинтересовался Люциус, но тут же стал серьезным. – Нам с тобой лучше всех известно, что Блек не был Пожирателем, и если крестины проходили также, как у нас…
- В этом случае Блек – невиновен, - закончил за него Северус.
- Интересно, не так ли? – фыркнул Люциус, сжав ягодицы любовника.
- Давай, потом об этом, - пробормотал Северус, потянувшись за поцелуем.

- Гарри, что будем делать? – присев рядом с братом, поинтересовался Дадли.
- Надо опробовать браслет, - глухо отозвался Гарри.
- Можно поговорить с Элли, - предложил Дадли.
- Нет, я думаю, что это будет Драко, - произнес Гарри. – С такими приключениями в Хогвартсе, ему эта штучка окажется очень полезной.
- Ладно, я ему тогда все опишу, а он взамен будет присылать нам отчеты об этом эксперименте, - произнес Дадли, затем тронул брата за плечо. – Как ты?
- Знаешь, когда мы тогда все узнали о Сириусе и поняли, что ничего для него не можем сделать, я все-таки смирился, что он никогда не будет рядом, что ему так и предстоит там умереть, - тихо сказал Гарри. – А теперь…
- Гарри, мы его найдем, в свое время, - твердо сказал Дадли, а затем задумчиво продолжил. – Интересно, а был еще кто-нибудь дружен с твоими родителями? Ну, не могут же быть Сириус и этот Питер Петтигрю единственными друзьями твоего отца.
- Можно спросить у Северуса, - вздохнул Гарри.
- Мне почему-то кажется, что вот этого как раз делать не стоит, - мрачно произнес Дадли.
- Да, ты прав, - кивнул Гарри как-то грустно. – Пошли что ли, писать письмо Драко, заодно отправим ему наш браслетик. Надо еще остальным сказать, что мы нашли того, кто проведет тестирование нашей «игрушки».
- Жаль, она нам не может помочь, - поморщился Дадли.
- Мы найдем средство, Дад, обязательно найдем, - уверенно сказал Гарри. – Мы уже наваяли кучу мелких вещей, а последние два наших изобретений уже имеют большой вес.
- Мы будем стараться еще больше, - кивнул Дадли. – А еще, я думаю, пора уже заняться Волдемортом. Надо узнать о нем все. Элли уверена, что он не погиб.
- Пошли уже, - Гарри улыбнулся и потянул брата в сторону здания школы, вернее, к жилому корпусу.

Третий год обучения Драко можно было назвать довольно спокойным. Единственное, что происходило, так это дементоры и Сириус Блек, который все-таки объявился в школе. Северус и Люциус не раз при нем обсуждали, что же привело Блека в школу. Поверить в россказни им было трудно.
Пока взрослые решали свои проблемы, Драко тестировал изобретения своих друзей. Браслетик ему понравился, поскольку теперь и без палочки он был в безопасности. Правда, Драко старался не афишировать, что у него есть то, чего нет ни у кого. Он постоянно слал ребятам отчеты, рассказывая обо всех своих тестах. Часть тестов проводилась на гриффиндорцах, на которых Драко проверял действие шутливых зелий, прибывших от Джея и Вэла. И вот тут ему помогал дух, поселившийся в медальоне наравне с призрачным василиском. Они редко общались, но иногда призрачный юноша выходил наружу и даже заговаривал с Драко.
В конце года разрешилась ситуация с Сириусом Блеком, правда, тот исчез прямо из-под стражи. Драко был уверен, что без Дамблдора и гриффиндорского трио не обошлось, а затем вся школа узнала, что Ремус Люпин, профессор ЗоТИ оказался оборотнем. Естественно, тому пришлось покинуть школу. Хотя Драко даже сожалел об этом, ведь за три года Люпин был первым нормальным преподавателем этого предмета. Затем он услышал разговор отца и крестного, которые обсуждали Блека. Так он понял, что оба мужчины, в общем-то, рады, что Блека не поймали, хотя в школе Северус вел себя совершенно по-другому. Но Драко знал, что они все живут тайной жизнью, которая известна только малому кругу людей.

Гарри пристально смотрел в котел, где в прозрачной как слеза жидкости растворялась кровь. Вот, наконец, кровь растворилась. Жидкость осталась совершенно прозрачной. Гарри еще несколько минут смотре в котел, но все было также, ничего не изменилось.
- Получилось…, - прошептал он, не веря в то, что видит. – Получилось, - губы растянулись в улыбке, счастливой и до ушей.
Гарри рванул из лаборатории так, словно за ним гналось стадо гиппогрифов. Он влетел в столовую.
- ПОЛУЧИЛОСЬ! МЫ ЭТО СДЕЛАЛИ! – закричал он на весь зал. Часть студентов, которая знала, над чем работал Гарри, повскакивали со своих мест. В их глазах загорелась радость, но Гарри уже смотрел на темноволосого мужчину, стоящего рядом с директрисой.
- Сириус, - прошептал Гарри и нерешительно сделал шаг вперед, затем еще один. Они встретились в середине зала. Гарри влетел в объятия мужчины и обхватил его за шею, а тот прижал его к себе.
- Гарри, - шептал Сириус Блек.
- Крестный, - Гарри посмотрел в глаза мужчине и улыбнулся. А в дверях с улыбкой на лице стоял Дадли, уже зная, что теперь все будет действительно хорошо. Он дошел до мужчины и брата. Сириус, не думая, притянул его в свои объятия. Его любви хватит на двоих.
Зал взорвался аплодисментами. Вся школа была рада за двух своих любимцев и лучших учеников.

@темы: Не забывайте про сквибов

URL
   

Дневник Lorelen

главная