Глава 6. Проблема.

После летнего путешествия, которое давно уже в Райарене стали традицией, Гарри окопался в лаборатории. Ему пришли на ум какие-то идеи, которые он теперь и воплощал в жизнь. Дадли только покачал головой на это и сел писать письмо Драко, делясь впечатлениями о посещении африканских магических племен, заодно решил отправить блондинчику их конспекты за прошлые годы обучения. Гарри и Дадли в теории знали и защиту, и трансфигурацию, и чары, вот только пользовать всем этим им было не под силу. Они не стеснялись своего состояния, но и говорить об этом не собирались, по крайней мере, не были намерены.
- Да вот еще, - прервал мысли Дадли отчаянный вопль из кабинета, где располагалась небольшая лаборатория Гарри.
- Гарри, что случилось? – крикнул Дадли. Дверь резко распахнулась и на пороге появился Гарри. Дадли несколько секунд оторопело смотрел на него, а затем залился почти истеричным смехом. Черные, всегда уложенные волосы стояли дыбом, словно по ним прошлись электрическим зарядом, пуговиц на рубашке не было, все лицо перемазано в саже – ну, прямо чертик из табакерки.
- Ничего смешного не вижу, - рассержено фыркнул Гарри.
- Мальчики, что у вас тут слу?.. – староста школы замерла, так и не договорив, а затем сложилось пополам. К сожалению, в руках у нее был колдоаппарат. Спустя десять минут по школе колдография под названием «Джей - чертенок» была почти у каждого студента и профессора Райарена. Элизабет, получив свою копию, долго смеялась, а затем заменила в рамочке колдографию, поставив новую. Сколько Гарри не грозился все повыдергивать руки, ноги, голову и вообще все, что можно выдернуть, колдографии уже заняли почетные места в альбомах. Чего Гарри не знал, так это того, что одна из колдографий, подписанная «Джей не справился с зельем» отправилась к Драко с просьбой передать ее Северусу.
Гарри заперся в своей спальне и дулся ровно до ужина. Что-то, а пропустить прием пищи, даже если обижен на весь свет, он себе не позволял, тем более он знал, что все подколки в его адрес шуточные и добрые.
- Эй, чертенок, не поможешь с зельем? – окликнул его старшекурсник.
- Ну? – развернулся к нему Гарри, уже полностью приведший себя в порядок. Сейчас у него все было идеально во внешнем виде.
- Да, никак не могу умиротворяющий бальзам сделать так, чтобы получить хотя бы хорошо, - признался парень. – То одно не так, то другое, то вообще бурда получается.
Гарри оглядел парня с ног до головы и хмыкнул. Легенды, которые ходили об этом парне и его любви к зельям, он прекрасно знал. Бывали же такие случаи, когда человек не мог отличить одно от другого ни по запаху, ни по вкусу, ни по зрению. Этот был явно из таких. Он мог до мельчайшей тонкости выполнить рецепт, правда, при этом кладя в котел совершенно ни те ингредиенты.
- Ладно уж, после ужина в школьной лаборатории, - соизволил дать свое согласие Гарри.
- Спасибо, чертенок, - обнял его в порыве чувств старшекурсник, после чего ретировался. Гарри вздохнул и стал приводить в порядок свою одежду, помятую не меру пылким парнем.
- И чего им всем неймется? – бормотал он себе под нос. – То надо волосы мне растрепать, то в щечку поцеловать, этот вообще от пола оторвал, всю одежду мне помял. Эмоциональные какие, видишь ли.
- А ты не думал, что они тебя просто очень любят и ценят? – насмешливо поинтересовалась Элизабет у одного из двух самых любимых ею мальчишек.
- Да, знаю я, - вздохнул тот, а затем задорно улыбнулся. – Просто иногда их нежности раздражают.
- Понимаю, но ты ведь такой симпампушка, что всем хочется тебя потискать, - рассмеялась Элизабет. Гарри скривился и передернул плечами.
- Надеюсь, это скоро кончится, - пробормотал он.
- Ну, как тебе сказать, - усмехнулась Элизабет.
- Что? – Гарри как-то недоверчиво и в то же время с мольбой посмотрел на директрису.
- Ты становишься очень красивым молодым человеком. Думаю, на следующий год ты начнешь уже получать очень недвусмысленные предложения, как от девушек, так и от молодых людей, - улыбнулась Элизабет.
- Дааа? – протянул Гарри с непередаваемым выражением на лице. – А не рановато?
- К сожалению, нет, - покачала головой Элизабет.
- Мисс Элли, мне что-то стоит узнать? – Гарри остановился и серьезно посмотрел на женщину.
- Пожалуй, да, - вздохнула та в ответ. – И тебе, и Дадли. Приходите сегодня часам к девяти ко мне.
- Хорошо, - кивнул Гарри. Он не особо верил, что разговор ему понравится. В последнее время все разговоры были несколько странными и с большими последствиями.
Гарри после ужина ушел в кабинет зелий, где его уже ждало пять человек, вместо одного. Мальчик замер на пороге комнаты, пытаясь понять, что они тут делают в таком количестве.
- Я не понял, вы что, совсем, что ли уже тронулись умом? Я ведь вам не профессор зельеварения, - Гарри разозлился.
- Зато ты умеешь объяснять так, что даже нам все становится понятно, - искренне улыбнулись старшеклассники.
- Ну, за что мне это, а? – посмотрел куда-то в потолок Гарри, вздохнул и принялся за дело. Его знания превышали не только стандартный уровень обычной школы, как например Хогвартс, но и самого Райарена. Элизабет считала, что у Гарри талант матери, который еще и оказался подпитан желанием, ему хотелось чего-то добиться, а не просто становиться обычным сквибом, как это зачастую бывало. В Райарене никогда не было больше ста человек и только тридцать процентов из них становились действительно значимыми людьми в магическом мире. А Гарри, и Дадли входили в те два процента, которые еще и добивались признания, были выдающимися специалистами в своей области. Несколько десятилетий из Райарена не выходило сильных сквибов, если так можно сказать, и вот их сразу двое, хотя и остальные неплохо устроятся в этой жизни.
Гарри почти два часа бился с этой несносной пятеркой, но все-таки добился более-менее удобоваримого результата. Но, если честно, он был готов их убить к концу занятий. Гарри не мог понять, как можно настолько плохо разбираться в зельях, если у тебя есть все данные, чтобы приготовить его отлично.
- Все, - Гарри встал и пошел к выходу.
- Но…, - растерялись старшекурсники.
- Больше толку от вас не будет, - заявил им мальчик и покинул кабинет. И ничего старшекурсникам не оставалось, как смириться. Они ведь тоже прекрасно понимали, что почти за два часа добились большего, чем за последний месяц, но при этом довели Гарри до белого каления.
Гарри отошел подальше от класса и привалился к стене. Он жутко устал, иногда просто по чистой случайности не переходил на крик. Ему порой казалось, что многие вокруг него специально изображают себя полными профанами в зельях, лишь бы именно он объяснял им материал.
- Устал? – Рядом остановился Дадли.
- Есть немного, - кивнул Гарри.
- Что тебя в последнее время так беспокоит, братишка? – Дадли посмотрел в глаза брата.
- Почему ты решил, что меня что-то беспокоит? – вздохнул Гарри.
- Чувствую, - улыбнулся Дадли. – Ты стал больше задумываться, последнее время слишком много нервничаешь, стал ошибаться там, где раньше этого не было.
- Ты очень хорошо меня знаешь, - с легкой грустью улыбнулся Гарри.
- Пошли, нас Элизабет ждет, - потянул его за собой Дадли.
Элизабет Редворт немного нервничала. Она каким-то шестым или десятым чувством понимала, что Гарри и Дадли оказываются в центре происходящих событий, даже если их там и рядом нет. Она не могла запретить им общаться ни с Малфоями, ни со Снейпом. Она очень боялась, что война все-таки доберется до этих мальчиков раньше, чем они окажутся к ней готовы. Будь у нее такие возможности, она скрыла бы их от всего мира. Если остальным выпускникам Райарена ничего не грозило, то вот Гарри и так был центральной фигуре в планах Дамблдора и первым врагом Волдеморта, а если он вдруг объявится, то единственное, что он получит – это смерть, причем потянет за собой и Дадли, который ни за что, не оставит, брата одного.
- Элли? – тихо позвали ее. Элизабет обернулась и увидела две пары внимательных глаз. «Как долго они уже здесь? И когда научились так тихо передвигаться?» - подумала она.
- Как прошел день? – с улыбкой спросила она.
- Нормально, если не считать, что Гарри постоянно нервничает, - отозвался Дадли. Элизабет перевела взгляд на зеленоглазого мальчика.
- Что случилось, Гарри?
- Я достаточно много знаю и о семье моего отца, и о семье матери, - тихо произнес Гарри. – Немного разобрался в планах Дамблдора, даже понимаю, чего добивался… или добивается Волдеморт. Я могу понять обе стороны, правда.
- Я это понимаю, - кивнула Элизабет.
- Только мне кажется, что мне все равно придется оказаться в самой гуще всех этих событий, - Гарри посмотрел прямо в глаза Элизабет. Той оставалось только вздохнуть от проницательности мальчика.
- Элли? – Дадли не отрывал от нее взгляда.
- Перед вашим приходом я думала о том же, - призналась Элли, затем подошла к двери и заперла ее. Прикосновением ладони к специальной панели она активизировала защиту от прослушивания и возможности войти в кабинет. Элизабет, как и большинство преподавателей в Райарене, была сквибом, но в школе все было рассчитано так, что магия действовала и подчинялась так называемой магии крови, которую могли использовать и сквибы, не всю, конечно, но вполне достаточно, особенно на бытовом уровне.
- Ты думаешь, что нам с Дадли все-таки придется?.. – Гарри замолк, так и не договорив.
- Я почти в этом уверена, - вздохнула Элизабет, присаживаясь рядом с мальчиками. – Не могу объяснить почему, но думаю, что и ты, и Дадли все-таки окажетесь замешаны в эту войну.
- Тогда нам надо более серьезно взяться за проблему, - Дадли серьезно посмотрел на Гарри, тот в ответ кивнул.
- Что вы опять задумали? – Элизабет вопросительно посмотрела на них.
- Я уже давно ищу способ, как обезопасить сквиба от мага и дать ему возможность воспользоваться своими остатками магической силы так, чтобы она была грозной силой, - произнес Гарри.
- Я думала, ты смирился со своей сущностью, - нахмурилась Элизабет.
- Да, но это не мешает магам считать нас даже хуже магглов. Я не хочу прятаться всю жизнь под чужим именем и изображать из себя мага, пусть и специалиста в одной из областей, где палочка не нужна, - серьезно произнес Гарри. – Я хочу с гордо поднятой головой заявить, что я сквиб и горжусь этим.
- И как успехи? – Элизабет была удивлена.
- Продвигаются, но медленно, - признался Гарри.
- Зато по ходу дела мы много чего еще нашли, - хмыкнул Дадли.
- Я и не сомневаюсь, - улыбнулась Элизабет. – Гарри, ты поэтому так фанатично интересуешься зельями?
- Сначала так и было, - кивнул Гарри. – Я сразу понял, что путь к решению лежит в первую очередь именно в этой области знаний, а потом стало интересно, ну и так далее. Мне очень нравятся зелья.
- Ага, и еще его ужасно раздражает, что другие не могут сварить зелье, когда, как он говорит, все ясно написано в рецепте, - хмыкнул Дадли, за что получил тычок локтем в бок.
- Но все же ты не отказываешь им всем в помощи, - заметила Элизабет.
- Нет, они же мои друзья, - сказал Гарри. – Если мне понадобиться помощь, то они помогут.
Элизабет с теплотой посмотрела на мальчика, затем улыбнулась. Что в Райарене было непреложным правилом, так это отсутствие вражды между учениками. Их и так было немного. Да, было соперничество, ни никогда не было вражды. Все потасовки были шуточными и дружескими.
- Элли, а о чем ты хотела с нами поговорить? – Дадли посмотрел на директрису.
- Вы ведь понимаете, что официально я не являюсь вашим опекуном? – уточнила та.
- Ну, да, - кивнули мальчики.
- Хорошо, - задумчиво произнесла Элизабет. – По закону Гарри считается совершеннолетним, а ты Дадли находишься на его обеспечении.
- Да, ты говорила нам в прошлый раз об этом, - кивнул Гарри.
- Есть один закон, - поморщилась Элизабет. Гарри скривился, уже понимая, что он ему не понравится. Судя по выражению лица Дадли, тот был согласен с братом.
- И в чем он состоит? – поинтересовался Гарри.
- О нем почти не вспоминают, но в твоем случае Гарри, он обязательно всплывет, - сказала Элизабет.
- И? – вот теперь у Гарри появилось жутко нехорошее предчувствие.
- У нас есть еще как минимум года три, чтобы разобраться с этой проблемой, но к вашему шестнадцатилетию…, - Элизабет посмотрела на мальчиков.
- Элли, не тяни кота за хвост, - взвыли те. Та только вздохнула в ответ, а затем начала говорить.
- Сквибы обычно оказываются изгнанными из рода. В Райарене таких, учится большинство. Малая часть получает довольно неплохое содержание от своей семьи, которая не хочет отказываться от ребенка, пусть тот не унаследовал магического дара, например как Кэтрин и Дерек. И есть такие как ты, Гарри – наследники рода, которые, даже будучи сквибами получают все, являются главой рода. Закон распространен именно на них.
- И почему мне кажется, что дальше мне все это очень не понравится? – задал риторический вопрос Гарри.
- Пожалуй, ты прав, - кивнула Элизабет. – Ты слишком самостоятельный, чтобы просто принять то, что тебе будут навязывать. Проблема в том, что автоматически этот закон будет применен и к Дадли.
- И в чем заключается суть этого закона? – Дадли скривился.
- Магическое общество не может позволить вывести огромное состояние из магического мира, - произнесла Элизабет.
- Элли, ты случайно говоришь не о женитьбе? – уточнил Гарри.
- Если бы это было так просто, - горько усмехнулась Элизабет.
- Что? – хором спросили мальчики.
- От вас потребуют вступить в связь, причем ее необходимо скрепить так, что ни один из вас эти узы разорвать не сможет, - Элизабет скривила губы.
- Что-то сильно смахивает на рабство, - тихо произнес Гарри.
- Согласна, - кивнула Элизабет.
- Элли, у тебя ведь есть какое-то решение? – Гарри чувствовал, что директриса не спроста завела этот разговор так рано, задолго до срока.
- Необходимо найти таких людей, которые оставят за вами все права, а не будут относиться к вам как к домашнему животному, нелюбимому при том, - произнесла Элизабет. – Необходимо заключить договор так, чтобы вы оставались свободными, как в своем выборе, так и в управлении своим капиталом.
- Маги не согласятся, - покачал головой Дадли. – Сквиб для них лишь грязь. Они выждут необходимый срок, а затем нас найдут мертвыми, где-нибудь у подножия лестницы, мол несчастный случай, что поделаешь, сквиб – не человек.
- Именно поэтому я и говорю вам все это сейчас. Вам по двенадцать лет, у нас с вами три года на разрешение ситуации, поскольку после исполнения Гарри пятнадцати лет, придет письмо и вам начнут докучать, а если мы представим кандидатов, то…, - Элизабет многозначительно замолчала.
- Элли, ты хоть нам и не опекун, но ты представляешь нас обоих в обществе и перед властями, - произнес Гарри.
- Значит, ты согласен, чтобы я начала зондировать почву? – уточнила Элизабет.
- Да, чем быстрее мы покончим с этим вопросом, тем лучше, - кивнул Гарри, Дадли с ним был полностью согласен.
- Вопрос встает следующий, - произнесла Элизабет. – Я посоветовала бы искать среди мужчин партнеров для этих уз.
- Почему? – совершенно спокойно спросил Дадли.
- Больше шансов выиграть, - пояснила директриса.
- Хорошо, - кивнули оба мальчика.
- Вас это не страшит? – уточнила Элизабет.
- Нет, поскольку мы оба похоже бисексуалы, - ответил Гарри.
- Что ж, это упрощает дело, - кивнула директриса. Половое воспитание и традиции чистокровных и магического мира в Райарене преподаются детям с пяти лет, развивающимся отношениям среди студентов также никто не мешает, пока все в пределах, которые не заведут слишком далеко, особенно это касается тех, от кого семьи не отказались, или таких как Гарри и Дадли. Эти на момент брака или заключения уз обязаны быть девственниками. Они проходят проверку у колдомедиков раз в месяц, пока не будут заключены брак или узы.
- Ладно, - Гарри чему-то кивнул. – И не такое переживали.
- Точно, - кивнул Дадли.
- Вы у меня неисправимые оптимисты, - улыбнулась Элизабет.
- Просто у нас есть время, и за три года мы должны найти решение. С нами должны считаться, как с равными, - произнес Гарри.
- Возможно, ты прав, - серьезно произнесла в ответ Элизабет. – Отдыхайте, мальчики, я буду думать, как нам быть дальше.
Гарри и Дадли так и не смогли уснуть в эту ночь, думая над тем, что еще может свалиться им на голову. Из окна их комнаты вылетели два голубя и направились в сторону Хогвартса, неся весточки Малфоям и Снейпу.

Драко сидел мрачный и исподлобья изучал шумный гриффиндорский стол. Летом весточек от Джея и Вэла почти не было, но он знал, что его друзья по переписке далеко, они в очередной раз отправились со своей школой в экспедицию. Зато теперь он с нетерпением ждал от них письма со всеми подробностями.
Этот учебный год обещал быть не менее интересным, чем прошлый, особенно если взять во внимание, кого чокнутый директор взял на должность профессора ЗОТИ. Крестный уже позвал его, Драко, на дополнительные занятия, поскольку понимал, что с таким «профессором» все знания Драко будут ужасающими.
Наконец, влетели совы. Лицо Драко просветлело, когда он увидел влетевших голубей. Один, с большим тубусом летел к нему, второй направился к Снейпу. Драко осторожно вынул посылку и довольно улыбнулся. Он получил новые конспекты и теперь с интересом их пролистывал.
- Слушай, кто тебе такие сокровища прислал? – поинтересовался Блейз.
- Друзья, - ответил Драко, прижимая сокровище к груди и улыбаясь как кот, объевшийся сметаны.
- О, а тут еще и конвертик, - пискнула Панси, потянувшись за письмом, но не успела, Драко успел забрать его и зло зыркнуть на нее. Паркинсон его уже достала до белой ручки. Он был готов проклясть ее в любую минуту.
- Панси, тебе не говорили, что брать чужое без спроса, нехорошо? – вкрадчиво поинтересовался Драко.
- Я – твоя невеста, у тебя не может быть от меня секретов, - заявила та в ответ. Драко окинул ее брезгливым взглядом.
- Панси, ты никогда не будешь моей невестой, хотя бы потому, что меня девочки не интересуют, - выдав эту тираду, Драко поднялся со своего места и двинулся к выходу из зала, оставляя опешившую Панси смотреть ему вслед с открытым ртом.
- Бред, - прошептала она.
- Да, особенно если посмотреть на его отца и нашего декана, - усмехнулся Блейз. – Смирись, Панси, Драко для тебя недоступен, тем более помолвка как таковая у вас не состоялась.
Паркинсон сначала побагровела, затем побледнела, но сказать на это ей было нечего.
Драко тем временем вскрыл письма. Коридор у кабинета зелий, где должен был состояться первый урок на сегодня, огласился веселым смехом. Драко рассматривал колдографию Джея.
- Что такого смешного ты нашел? – поинтересовался Северус, бесшумно появляясь рядом с ним. Вместо ответа Драко протянул ему снимок. Губы Северуса растянулись в улыбку. Он пока тоже не читал письма, но было так приятно после долгого перерыва получить весточку и новости от Джея.
Письмом он смог заняться только поздно вечером, сидя в объятиях своего любовника, который давно уже мог считаться мужем, тем более их отношениям уже шесть лет. Драко сидел в кресле и сосредоточенно читал большое подробное послание от Вэла. Северус распечатал свиток и развернул листы пергамента, более тонкие и более дорогие, чем те, которыми пользовались в Англии. Сначала был краткий рассказа о том, как Вэл и Джей провели лето, более подробную информацию Северус и Люциус смогут почерпнуть из письма к Драко, затем Джей перевел «разговор» на тему дискуссии по последним статьям в вестнике зельеделия, но что-то такое проскальзывало в письме, что Люциус и Северус принялись его перечитывать.
- Странно, - наконец, тихо произнес Люциус. – Ты обратил внимания, что он снова не пишет ни строчки о предметах, где требуется палочка?
- Возможно, ни его, ни Вэла эти предметы не интересует, - произнес Северус.
- Они прислали мне свои конспекты, там есть и по трансфигурации, и по ЗОТИ, и по Чарам, но я таких заклинаний и формул даже у вас не видел, - подал голос Драко, взглянув на отца и крестного.
- Мы потом взглянем, - кивнул Люциус, давая понять, что принял к сведению замечание сына.
- И все-таки мне не дает покоя какая-то мысль, которая лежит на самой поверхности, - произнес Северус. – Джей не дает мне всей информации, Люциус. Он со мной спорит, дискутирует, но все же всей картины передо мной не выкладывает. Он ищет решение какой-то проблемы, которая его очень волнует. На ум приходят некоторые мысли, и мне кажется, что это связано с уровнем магии у мага.
- Вполне возможно, - кивнул Люциус. – Кстати, мои изыскания по поводу того, кто учился в Райарене закончились ничем. Никто ничего не знает.
- Еще одна загадка, - покачал головой Северус.
- А что это за закон об узах? – вдруг поднял голову Драко.
- Что? – оба мужчины подняли головы и посмотрели на мальчика.
- Ну, вот тут вдруг письмо становится каким-то странным, словно Вэл думал о чем-то другом и машинально написал свои мысли на пергамент и даже не заметил этого, - сказал Драко. – Вот, послушайте: «Почему нам так везет, а? Если бы все было как у большинства, мы так и прожили бы свою жизнь, а теперь надо бороться за свою свободу, за право распоряжаться своим наследством, за право быть теми, кто мы есть. Надо увеличить усилие по решению проблемы. Без этого мы не сможем выжить. Может, попросить помощи у Северуса и Люциуса? Только вот захотят ли они с нами общаться после того, как узнают правду? Ну, почему все так, а? В чем мы виноваты? Мне хочется прибить этого старикашку, который испоганил наши с братом жизни. А теперь еще и этот закон об узах.… Почему мы просто не можем получить наследство и жить спокойно? Магический мир не может потерять такое состояние… Как же меня все это достало». А дальше он снова пишет в прежнем русле. Мне кажется, Вэл даже не заметил, что записал свои мысли, - Драко посмотрел на отца и крестного, которые напряженно думали.
- Ты, прав, Джей что-то не договаривает и, судя по всему, у них какая-то проблема, - произнес Люциус.
- Вэл, похоже, не прочь обратиться к нам за помощью, но боится, что мы отвернемся от них с Джеем, - задумчиво произнес Северус. – Что с ними такое? Что еще за загадка скрывается в этих двоих?
Давай пока повременим, вдруг все-таки они решаться на откровенный «разговор», а мы пока подумаем, что же такое может, по их мнению, заставить нас от них отвернуться, - предложил Люциус. – Мне эти двое все больше интригуют.
- Так что там с узами? – снова подал голос Драко.
- Надо покопаться в библиотеке, - сказал Люциус. – Этим я и займусь, пока вы у меня учите и учитесь.
Люциус чувствовал, что ответ где-то рядом, но никак не мог ухватить его за хвост. Одно он знал точно, окажись эти двое хоть сквибами, он продолжит с ними общаться, поскольку с умными людьми намного интереснее, чем с магами, у которых интеллект как у осла. Люциус даже не предполагал, насколько близко он от разгадки, но пройдет еще не один год, прежде чем он поймет правду.

@темы: Не забывайте про сквибов