20:55 

Не забывайте про сквибов. Глава 5

Глава 5. Интересный разговор.

Джей сидел в уютном кресле у окна и невидящим взором смотрел куда-то далеко, в одну ему известную даль. И это было не простое расстояние, а мили, мили мыслей, воспоминаний и размышлений.
«Ну вот, теперь я официально мертв. Гарри Поттер почил в этом мире с почестями и без», - вздохнул он про себя и слегка скривился. Нет, он, конечно, не сожалел о таком исходе ситуации. Ему нужно было время, чтобы разобраться в себе и, наконец, найти то, что занимает его с тех пор, как он узнал, что магия существует. Джей снова вздохнул.
- Может, ты уже кончишь так вздыхать? – насмешливо поинтересовались у него. Джей, а вернее, Гарри Поттер повернул голову и посмотрел на мальчика, сидящего на подоконнике. Единственный его родственник, оставшийся в живых – кузен, брат, ближе которого у него никого не было – Вэл, как звали его здесь, или Дадли Дурсль, как было написано в свидетельстве о рождении. Правда Вэлу абсолютно не нравилась его фамилия, и он уже не раз заявлял, что на момент получения удостоверения личности возьмет фамилию матери и будет никем иным, как Дадли Вэлмором Ди Эвансом. Откуда Ди? Ну, первая буква от фамилии отца. Все же он решил не совсем уж отказываться от нее. Джей только посмеялся над этим. Надо сказать, что они оба отзывались и на первое, и на второе имя. Здесь, вдали от основной жизни и подальше от европейского и английского магического общества они были Дадли и Гарри, а вот там, где имя Гарри Поттера была известно всем – становились Вэлом и Джеем соответственно.
- Ну, так что? – Дадли соскочил с подоконника и подсел к Гарри. – Эй, братишка, ты чего? Кто тебе испортил настроение? – Дадли нахмурился. Ему совсем не нравилось, в каком настроении пребывал кузен.
- Нормально все, умер я, - усмехнулся Гарри.
- Чего? – недоуменно замер Дадли, затем вытянул пергамент и впился в него взглядом. Глазами пробежал по строчкам и хмыкнул. – Круто, ничего не скажешь. Мне, знаешь, что интересно…
- И что же? – Гарри склонил голову на бок и пристально посмотрел на брата.
- Пока ты не должен был пойти в этот самый Хогвартс, никто тебя не хватился. Странно, понимаешь ли, - Дадли встал и теперь прохаживался перед братом, изображая мыслителя. – Мы уже знаем, что твоим магическим опекуном сам себя назначил некто Дамблдор, на поверку оказавшийся директором этого самого Хогвартса, другом твоих родителей… Впрочем, в последнем я сильно сомневаюсь…
- Я тоже, - кивнул Гарри. – Да и вся эта история выглядит слишком уж…, - он неопределенно помахал рукой.
- Ну, мы уже во многом разобрались, - хмыкнул Дадли. – И, знаешь, я доволен, что все случилось так, как случилось.
- Ну, мы, по крайней мере, с тобой не нищие, - улыбнулся Гарри.
- Это хорошо, что миссис Редворт перевела все состояние твоих родителей под опеку Рейарена. Почему-то мне кажется, что ты много бы не досчитался, если бы вообще узнал о существовании этого самого наследства, - Дадли остановился перед Гарри и выжидающе на него уставился.
- Знаешь, наверное, стоит кое-что прояснить во всей этой истории, - задумчиво произнес Гарри. – Мы, конечно, кое-что знаем, но никогда особенно не вникали в подробности.
- Что предлагаешь сделать? – Дадли тут же загорелся идеей.
- Для начала пойдем к миссис Редворт, - сказал Гарри.
Они не стали откладывать визит в долгий ящик. К сожалению, а, может быть, и к счастью, директрисы на месте не было. Было время подумать, как построить разговор и что именно следует узнать. Гарри никогда особенно не интересовался тем, что могло бы быть, не окажись все так, как оно есть сейчас. У него и без этого хватало «проблем», чтобы предаваться уныние по поводу того, что он кого-то мог разочаровать, оказавшись, в конце концов, сквибом.
- О чем опять задумался? – спросил Дадли, взглянув на кузена.
- Представил себе их лица, если бы они узнали, что Гарри Поттер отнюдь не могущественный маг, - тихо сказал Гарри.
- Ага, зато он могущественный сквиб, - хмыкнул Дадли. – Гарри, поверь, многие из магов тебе уже сейчас в подметки не годятся.
- Ну, если уж говорить на чистоту, то и тебе тоже, - улыбнулся Гарри. – Мы здесь изучаем намного больше предметов, а главное более углубленно, чем в том же самом Хогвартсе.
- Да, я представляю себе лица тех же авроров, если бы они узнали, что сквиб с легкостью может реактивировать темный артефакт, не используя магии, - хохотнул Дадли.
- Нельзя недооценивать даже тех, кого ты презираешь, они могут оказаться намного сильнее, - тихо произнес Гарри.
- Очень глубокомысленно, Гарри, - в дверях кабинета стояла директриса.
- Миссис Редворт, - оба мальчика встали и поприветствовали ее как положено.
- Садитесь, - кивнула та с улыбкой, затем поинтересовалась. – Что привело вас ко мне?
- Мы хотели кое-что уточнить и понять, - вздохнул Гарри.
- Что ж, я давно уже ждала этого разговора, - произнесла директриса. – Рано или поздно он все равно должен был состояться.
Гарри и Дадли переглянулись, затем уставились на женщину, у которой ходили в любимчиках. Все в школе знали об этом, но никто не ревновал и не завидовал. Гарри и Дадли оказались в школе в очень юном возрасте, задолго до того, как в школу привозят детей. Их любили все, и все же старались опекать, даже ровесники.
- Миссис Редворт, - начал Дадли.
- Элизабет, Дадли, мы же договорились, - улыбнулась женщина, перебивая его.
- Так вот, - Дадли даже не моргнул на это замечание. – Почему все произошло так странно? Мы все хорошо знаем историю Гарри Поттера, что он весь такой знаменитый, герой магического мира и всякое такое. Но почему его отдали, простите, магглам. Такого ребенка должны были растить маги. Это же…
- Ты все правильно говоришь, Дадли, - кивнула директриса. – Образование в Хогвартсе желает быть лучше, там многое из того, что вы изучаете на первом курсе среднего звена, даже на седьмом курсе не проходят.
- Почему? – удивились ребята, хотя и знали многое из писем Малфоев и Снейпа.
- Магию в свое время разделили на светлую и темную. Вторая, естественно, оказалась под запретом, как вы уже знаете. Хогвартс находится во власти светлого волшебника, который к тому же еще и очень амбициозен. Он добивается того, что ему нужно, шагая по головам. Прошагал он и по твоей, Гарри. Думаю, у него на тебя были серьезные планы, очень серьезные. Чего Дамблдор не знает, так это того, что именно он виноват в том, что ты стал сквибом, - миссис Редворт пристально посмотрела на Гарри. – И ты тоже, Дадли.
- Как?! – вырвалось у обоих.
- Я очень внимательно проследила историю семьи Эванс. Естественно, те не были магглами, просто однажды стали рождаться сквибы, но вдруг родились волшебницы, одна сильная, вторая послабее. Петуния Эванс тоже была волшебницей, но ее не приняли в Хогвартс, сказав, что магических сил у нее слишком мало. Это было не совсем так, как мы уже знаем. Петуния была латентом, спящим магом, при должном обучении она могла стать великолепным целителем в будущем или гербологом а, возможно, и боевым магом, но это навряд ли, как понимаете. Но ей отказали. Дамблдор, который кичится тем, что он одобряет политику, направленную на интеграцию магглорожденных в магическое сообщество, просто отмахнулся от сильного в будущем мага, посеяв в сердце твоей матери, Дадли, зависть, боль, гнев и ненависть, которая, в конце концов, переросла в ненависть ко всему волшебному, до поры до времени. Петуния Эванс так задавила в себе задатки, что тебе уже не суждено было оказаться магом, Дадли. Ты уже родился сквибом.
- А что с Гарри? – Дадли давно уже принял свою сущность и спокойно относился к тому, что магии в нем кот наплакал и сделать что-либо с ее помощью он не способен, как и брат.
- Гарри родился очень сильным магом, и показал себя так с первой же секунды, - улыбнулась директриса. – Гарри должен был стать одним из самых сильных и могущественных магов, при должном обучении.
- Почему я потерял силы? И как с этим, связан Дамблдор? – Гарри сидел прямо, его лицо не выражало никаких эмоций.
- Ты оказался в заведомо неверной атмосфере. Дамблдор, скорее всего, хотел создать вокруг тебя вакуум, а потом вернуть в сказку, чтобы ты был ему обязан, - произнесла директриса. – Но это только мое мнение.
- Сильно сомневаюсь, что оно ошибочное, - пробурчал Дадли.
- Вполне вероятно, мальчики, - кивнула Элизабет. – Год Гарри прожил в вашем доме. В его ауре стали образовываться дыры, которые в дальнейшем должны были стать для него большой проблемой. Это означает, что ментальная магия ему была бы неподвластна, он был бы бессилен перед ней, как впрочем, и психика нарушалась. Но надо было случиться тому, что случилось у вас дома, когда твоя мать, Дадли, схватив вас обоих, ринулась в бега.
- Хмм, то есть, вы хотите сказать…, - Гарри пристально посмотрел на директрису.
- Ты в тот день защитил себя, Дадли и тетю, спасая вас всех от рук взбесившегося Вернона Дурсля, - произнесла со вздохом Элизабет. – Но вот спасти тетю в аварии, ты уже не смог, сил хватило только на Дадли.
- Это поэтому мы отделались только несколькими царапинами? – уточнил Дадли.
- Да, именно так, - кивнула она.
- Почему мой отец, хотел нас всех убить? – Дадли обхватил себя руками.
- Я думаю, он узнал правду о тебе и твоей матери. Это вызвало неконтролируемое бешенство, - пояснила Элизабет.
- А что случилось в приюте? – спросил Гарри.
- Сгорели остатки той силы, которая еще удерживала тебя в звании мага, - грустно улыбнулась женщина.
- То есть, если бы в свое время Дамблдор уделил должное внимание моей матери, то она сейчас была очень сильным магом, возможно, была бы счастлива замужем, а мы с Гарри учились бы в Хогвартсе, как очень даже неплохие маги? Или если бы он отдал Гарри в какую-нибудь магическую семью, он бы не стал сквибом? – уточнил Дадли, но таким тоном, что стало ясно, Дамблдору лучше не встречаться на пути этого мальчика. Съест и не подавится.
- Совершенно верно, - кивнула директриса.
- И чего ему от меня вообще надо было? Лепить одноразовое оружие против Волдеморта? Мавр сделал свое дело, мавр может уходить? – Гарри начал злиться, его голос с каждым словом повышался.
- Успокойся, Гарри, - Элизабет положила руку ему на плечо. – Все уже изменилось, и ничего из того, что он хотел, не сбудется.
- Да, но он сломал жизнь нам с Дадли, моей тете и моим родителям, и очень сомневаюсь, что он хоть как-то старался помочь моему крестному, - мрачно выдал Гарри.
- Ты знаешь о Сириусе Блеке? – удивленно спросила Элизабет.
- Мы как-то лазили по газетам того времени, ну и видели статьи. Меня только одно удивило. Там, в Визенгамоте сидят одни придурки что ли? Крестный обряд очень сильный, и если ты причиняешь вред, не важно моральный или физический семье крестника, это плохо для тебя кончается, - Дадли посмотрел на директрису. – А Блек все еще жив, насколько можно судить.
- Молодцы, - улыбнулась Элизабет. – Не зря вы лучшие ученики в школе.
- Эмм, у меня еще один вопрос, - вдруг встрепенулся Гарри. – А как вам удалось вывести имущество моих родителей из-под опеки Дамблдора? И как он к этому отнесся?
- А он еще не в курсе, - усмехнулась Элизабет.
- Это как? – удивились в один голос братья. Директриса хитро на них посмотрела, затем встала и подошла к одному из шкафов. Она вытащила медальон, приложила его к углублению на дверце шкафа, и тот открылся. Она вытащила оттуда толстый гроссбух, на котором золотым тиснением было написано «Род Поттеров».
- Здесь содержится вся информация о твоем состоянии, Гарри, - указывая на книгу, произнесла Элизабет. – Она самообновляющаяся. По ней легко отследить, сколько денег приходит на твои счета а, сколько с них убывает. Дело в том, что до поступления в Хогвартс и на первом и втором курсе ты имеешь право пользоваться только одним счетом, а вот со своего тринадцатого дня рождения вступаешь в права наследования.
- Стоп, стоп, стоп, - замахал руками Дадли. – Насколько я помню, мы с Гарри пользуемся полностью всем состоянием.
- Правильно, поскольку Альбус Дамблдор более не является магическим опекуном Гарри, и Гарри теперь считается совершеннолетним, со всеми правами и именно ты, Дадли, находишься у него на попечении, - произнесла Элизабет.
- А как вам удалось лишить его опекунства? – спросил Гарри.
- Легче некуда, - усмехнулась Элизабет. – Стоило только рассказать твою историю это раз, а, во-вторых, сменить тебе гражданство на ирландское.
- Почему Дамблдор ничего не знает? – спросил Дадли.
- Он не всемогущ, даже если считает себя таковым, - сказала Элизабет. – А связи и взятки могут сделать все остальное. Вот, смотрите, - женщина открыла гроссбух. – Этот тот счет, которым ты мог бы пользоваться, окажись все так, как рассчитал Дамблдор.
Дадли и Гарри склонились над книгой. Они пробежали глазами по столбцам, затем еще раз, переглянулись и подняли глаза на директрису с немым вопросом.
- Все очень просто, Дамблдору даже не приходилось что-либо выяснять, поскольку мы с поверенным Поттеров оставили ему доступ к этому счету, чтобы он не стал раньше времени беспокоиться, - улыбнулась Элизабет.
- А раз доступ к деньгам есть, ему не нужно уточнять своего статуса по отношению к Гарри Поттеру, - хмыкнул Дадли.
- Правильно, - кивнула Элизабет.
- Но меня признали мертвым, - скривился Гарри.
- Ну, что ж, он узнает истину на год раньше, - пожала плечами Элизабет.
- И что будет? – осторожно поинтересовался Дадли.
- Что будет? – приподняла бровь Элизабет. – Он узнает, что счета Поттеров ему не доступны, что он уже вот почти десять лет не является магическим опекуном Гарри Поттера.
- Облом, - хмыкнул Гарри. – Хотел бы я на это посмотреть.
- Можно попросить твоего поверенного потом поделиться своими воспоминаниями, - улыбнулась Элизабет.
- О, обязательно нужно, - усмехнулся Дадли.
- А вот на счет твоих вопросов о Визенгамоте, Дадли. Его главой является все тот же Дамблдор, если вы не забыли, - Элизабет взглянула на мальчиков.
- Мда, - скривился Гарри. – В этой истории еще разбираться и разбираться.
- Возможно, на нее надо взглянуть с другой стороны? – предположила Элизабет.
- Со стороны Волдеморта? – Дадли нахмурился. – А что? Вполне, надо попробовать.
- Спасибо, что уделили нам время, - улыбнулся Гарри.
- Я вам всегда рада, мальчики, - и когда за ними закрылась дверь, пробормотала себе под нос. – И вообще я не предлагала смотреть на ситуацию с точки зрения Волдеморта. Вы двое даже из его взглядов можете вывести что-то полезное. Не дай, Мерлин, экспериментаторы вы мои хорошие.
Вопросов после этого разговора меньше не стало, просто на смену старым пришли новые. До этого момента ни Гарри, ни Дадли особенно не интересовались своей прошлой жизнью, которую вообще-то не особо помнили. А уж придумывать, что было бы, если - им совершенно не хотелось, поскольку они жили так, как многие и мечтать не могли. Они и сейчас не собирались зацикливаться на том, а если бы случилось по-другому. У них была прекрасная жизнь, они получали знание, были свободны в своем выборе и могли спокойно в будущем жить в магическом мире, поскольку их знания позволяли им, не применяя магии, стать уважаемыми людьми.
Гарри, как уже знали все в школе, выбрал для себя стезю зельевара, а вот Дадли был больше приверженцем артефактологии. А вместе они составляли взрывную смесь. В школе все знали, что двое братцев ищут ответ на какой-то вопрос. Мастер зелий Рейарена не мог нарадоваться на такого талантливого ученика, а уж когда узнал, что тот каким-то образом познакомился с Северусом Снейпом, был более, чем рад за мальчика. А Гарри искал, экспериментировал, советовался, но кроме узкого круга людей, никто не знал всей подоплеки его поисков.
Вернувшись в свои апартаменты, которые состояли из двух спален, большой ванной с джакузи и двумя душами и гостиной, из которой вела дверь в их общий кабинет, где также располагалась мини-лаборатория Гарри и Дадли.
- И что ты думаешь после всего услышанного? – спросил Дадли, пристраиваясь на подоконнике.
- Честно? – Гарри поднял голову и посмотрел на брата. – Думаю, что все нужно обдумать.
- Ага, и рассмотреть с разных сторон, - кивнул Дадли. – Может у Люциуса спросить? Как думаешь?
- Да, он может дать дельное описание, по крайней мере, будем знать, чем так зацепил чистокровных Волдеморт, - кивнул Гарри. – В эту чушь о чистой крови, я как-то мало верю.
- Хмм, пожалуй, соглашусь с тобой, - кивнул Дадли. – Ну, пишем?
- Пишем, только не сегодня, - ответил Гарри. – Пошли, погуляем?
- Пошли, - согласился Дадли, спрыгивая на пол. Он понимал, что Гарри нужно время, чтобы все осмыслить. Они не так много сегодня услышали, но постепенно вся картинка складывалась в единый образ. Только вот конечный результат ни ему, ни брату не нравился. «Надо бы удвоить усилия», - подумал Дадли. – «У нас должна быть защита. И Гарри прав, недооцененный человек может многое и стать неожиданным сюрпризом для всех. Так что Дамблдору еще придется заплатить за все». Дадли был уверен, что Гарри так этого не оставит, даже несмотря на то, что живут они намного лучше большинства людей. Понимал он и то, что ближайшее время им двоим предстоит пересмотреть всю историю, которая привела Гарри Поттера к званию Мальчика – который - выжил, и к последующим за этим событиям.

@темы: Не забывайте про сквибов

URL
   

Дневник Lorelen

главная