Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:12 

А счастье где-то рядом... Глава 2

Глава 2. Наведение мостов.

Нарцисса была в восторге. Она была в самом невероятном восторге, хотя увидеть этого было почти невозможно – сказывалось аристократическое воспитание. Вот уже неделю в Малфой-меноре жил ее сын со своей семьей. Когда-то тихое поместье огласилось криками и воплями шестерых детей, которых успокоить мог, пожалуй, только Гарри. Наблюдая за молодыми людьми, Нарцисса поняла, что строгим отцом как раз был брюнет. Ее собственный сын оказался любящим и добрым, зачастую даже слишком. Гермиону дети обожали и старались делать так, чтобы об их проделках она узнавала уже после того, как они были наказаны Гарри или Драко.
читать дальше

@темы: А счастье где-то рядом

URL
Комментарии
2011-03-24 в 00:23 

Глава 3. Жизнь – это один сплошной сюрприз.

Люциус ждал этого дня и боялся. Через три дня его внуки поедут в Хогвартс, при этом в обществе еще никто не узнал о том, что Драко вернулся домой. С того дня, когда Люциус, наконец, начал налаживать отношения с семьей, то есть перестал прятаться, прошло уже почти два с половиной месяца. И за это время было сделано очень многое.
В Косом переулке появилось здание, в котором теперь находились все четыре офиса четырех очень знаменитых компаний, причем на первом этаже расположились фирменные магазины
“PGM”, «Оркедеус» и «Тайна магии», а также ресторан «Королевский выбор». В этом же здании, но в подземных этажах были обустроены кухня ресторана и лаборатория артефактологов. Рабочая зона Драко и его команды занимала весь второй этаж здания. НА третьем расположили административные офисы. Все под рукой, все удобно. Именно это здание координационным центром всей их империи в магическом мире. В Лондонском сити они выкупили здание, которое также стало центром их империи, но в маггловском мире. Правда, свои кабинеты они привязали так к этому зданию, чтобы находясь в них, они были и в мире магглов, и в мире магии. И бегать не надо никуда, и все под рукой, и все вопросы решить можно на месте. Люциус оценил такой практичный подход, немного подумал, потом еще подумал, и сам вдарился в бизнес, вспомнив, что у него замечательные виноградники во Франции. Впервые изысканное французское вино Малфоев, которое делалось только для семьи, было представлено публике в «Королевском выборе» Гарри, и моментально стало одним из любимых у публики. А Люциус решил, что пора бы и ему поближе познакомиться с миром магглов, пусть и посредством своего вина. Конечно, без помощи сына и двух его супругов он бы не справился, но те с воодушевлением ему помогали.
Люди проявляли огромный интерес к владельцам компаний, но никто не мог похвастаться тем, что знает, кому эти компании принадлежат, а сами работники, кто был в курсе, держал язык за зубами и только хитро улыбался. НА данный момент тех, кто был в курсе, кому принадлежат четыре самые известные бизнес-компании, англичан почти не было, и они последовали за своими работодателями на новое место даже не став раздумывать на этот счет. Такой работой и таким отношением не размениваются. Репортеры устроили чуть ли не слежку за зданием, но никак не могли поймать «сенсации», да и подкупить работников у них не получалось. Здесь дорожили своим местом больше, чем возможностью быстро и легко заработать.
В общем, в плане бизнеса все было в порядке и никаких проблем не возникало и не предвиделось.
Люциус к тому же за эти два с половиной месяца смог максимально восстановить свои связи. Он снова стал вхож в Министерство, и мог заявиться почти в любой кабинет без предварительной записи. Конечно, как раньше уже не было. Тогда он, как говорится, мог входить, открывая двери ногой. Но и достигнутого было вполне достаточно. К заведомо темным семьям, даже спустя столько лет после сокрушительной победы светлых сил, относились с недоверием и опаской, словно постоянно ждали, что те выскочат из-за угла и начнут раскидываться непростительными направо и налево. Малфои были занесены в реестр, как темная семья, хотя уже лет девять никто не приходил к ним с обысками и проверками. Возможно, это было связано с тем, что Люциус самоустранился и не лез в политику. Сейчас он в нее тоже лезть не собирался, но на вершине «сливок общества» его семье нужно было оказаться. И, в первую очередь, все его действия были направлены на то, чтобы получить пять приглашений, а не два, как обычно, на ежегодный первосентябрьский министерский бал. Радовало его еще и то, что письма в Хогвартсе пишутся и рассылаются автоматически. Обычно, до распределения, никто и не думает рассматривать список студентов. А, значит, сюрприз будет полным. Люциус не раз хотел предупредить друга о том, что предстоит школе с этого года, но каждый раз себя останавливал. Так уж получилось, что после окончания войны они сильно отдалились друг от друга, и никак не могли наладить свои отношения. Словно и не было десятилетий дружбы. Так что поступление в Хогвартс шести Малфоев было его маленькой местью Северусу.
Полной неожиданностью в эти два с половиной месяца стало одно событие. Через шесть с половиной месяцев он снова должен был стать отцом. Тот случайно увиденный секс между Драко и Гарри, а затем полные волнений и страсти часы в обществе Нарциссы привели вот к такому сюрпризу. Его жена всегда хотела иметь больше одного ребенка, но у Малфоев уже столетиями рождался только наследник, и всегда мальчик. То ли проклял кто, то еще что-то. И сейчас, когда женщина забеременела – это было чудом, настоящим. Для ведьмы у нее еще был вполне нормальный возраст для деторождения, но все же уже на самой границе дозволенного. Люциус первые дни после известия ходил, как пришибленный. У него будет второй ребенок! Новость никак не хотела уложиться в голове. Зато, когда пришел в себя, окружил жену заботой и чуть ли пылинки с нее не сдувал. Нарциссе пришлось устроить ему мини скандал, чтобы он стал самим собой. И все же, он постоянно боялся, что что-то может случиться.
Нарцисса была счастлива. У нее будет ребенок. Она расцвела еще больше, если такое вообще было возможно. Женщина стала много смеяться, постоянно улыбаться. От надменной красавицы, которая больше походила на мраморную статую, которую и могли видеть все остальные, не осталось и следа.
Но были еще и шесть внуков. Вот с ними-то Люциусу и пришлось максимально налаживать отношения. Вроде ничего такого они не делали. Дети – они ведь и есть дети. Но, как выразился однажды Гарри, их семья – это стая, где все доминанты-альфа. И вот теперь каждый альфа пытался показать зубки и доказать, что он выше, сильнее, доминантнее, в конце концов. Для старшего Малфоя это было удивительно – доказывать одиннадцатилетним внукам, что он все же стоит на несколько ступеней выше, чем они.
Наблюдая за детьми, Люциус все больше отмечал, насколько же его внуки отличаются от большинства детей. Гермиона все время сетовала, что зря они отдали бразды воспитания Альбусу. Тот вырастил из детей маленькие копии себя в плане манипулирования с огромным магическим потенциалом Поттеров, фирменным ядом Малфоев и пытливостью Грейнджеров. Все это в одном человеке уже плохо, а когда таких шесть – «дело труба». Кстати, слова Драко.
Люциус видел, что внуки хорошо обучены аристократическому этикету, манерам. Этого у них было не отнять. В одно мгновение они могут быть такими чопорными, прямо идеал по стандартам Малфоев, в другую же сотворить нечто такое, что уму просто не постижимо. Это были дети, которые имели свое мнение, и могли его отстоять. Но в то же время он ни разу не видел капризов с их стороны. Демонстрацию не повиновения – да, видел. И то всем было ясно, что это притворство, чтобы проверить одного из отцов или обоих на выдержку. Но если они получали в ответ твердое НЕТ», то для них оно означало «нет» и никак иначе. Они могли попытаться оспорить авторитет родителей, но если те показывали, что они главные, то так это и воспринималось.
Люциус довольно быстро понял, что ему нужно делать, и как вести себя, особенно с Джеми и Люком. Иначе те сели бы ему на шее. Хотя, мальчики прекрасно знали, когда нужно остановиться. Но попытались бы вить из него веревки. Понимая, что Альбус Дамблдор не столько избаловал его внуков, сколько создал маленькие личности, Малфой-старший пришел к выводу, что должен уметь сказать детям «Нет» и настоять на своем, но при этом не превратиться для них в того, кем был для собственного сына в свое время.
А вообще, проще говоря, Малфой-менор превратился в поле боя, слава Мерлину, что не в буквальном смысле. Люциусу все же пришлось припомнить свой боевой арсенал, поскольку детки любили пошутить и проверить, а насколько дед и оба отца быстры. На данным момент счет был в пользу старших магов, но младшие совсем не расстраивались и не оставляли своих попыток. А вдруг удастся подловить.
И вот до отправки внуков в Хогвартс осталось три дня. Все давно уже было закуплено, сшито, уложено и выучено. Сказать, что деток заинтересовали учебники, никто не мог. Дети знали намного больше, чем требовалось для первого курса.
- Они едут в школу не учиться, - вздохнула Гермиона, входя в кабинет Люциуса.
- Я думал, ты у себя в офисе, - удивившись появлению невестки, произнес мужчина.
- Сегодня я дома, - девушка устало опустилась в кресло.
- Что с тобой? – нахмурился Люциус.
- Устала, - послала ему успокаивающую улыбку молодая женщина. – Эти два месяца были погоней за несущимся поездом. Но мы, кажется, его нагнали и сами встали у руля.
- Какая интересная интерпретация ситуации, - усмехнулся мужчина.
- Просто привести все в порядок, перераспределить ресурсы, цели, при этом не нарушив целостности и ритма заняло много сил, - произнесла Гермиона.
- Да, за два с половиной месяца было сделано очень многое, - кивнул Люциус. Ему нравилось вот так беседовать с невесткой. Они частенько вечерами сидели с бокалом вина и говорили на совершенно разные темы.
- Да, очень многое, - улыбнулась ему в ответ молодая женщина.

URL
2011-03-24 в 00:23 

- А где Нарцисса? – он вспомнил, что не видел супругу с момента своего прихода, а та всегда его приветствовала.
- Я в шоке, - вдруг встрепенулась Гермиона. – Она смогла увлечь девочек вышиванием. Они считали это сугубо бездарным проведением времени, но сейчас все сидят в малой гостиной на втором этаже и внимательно слушают наставления Нарциссы.
Люциус рассмеялся, представив себе эту картину. На самом деле его внучек вполне можно было представить за этим занятием, если не знать, какие они на самом деле. А они были из тех, кто только создает видимость таких прелестных деточек. Внутри это был ураган. Он уже сейчас предчувствовал, какие будут разгораться страсти вокруг этих четырех красавиц и сколько мужчин лишаться сна из-за них. И еще он знал, что его внучки выйдут замуж только по любви. Глядя на сына и его супругов, он понял, насколько важно, чтобы в семье был уют и комфорт. Ему самому повезло, что вынужденный, оговоренный брак смог вырасти в любовь. Он не показывал этого очень долгое время, и только за дверью спальни мог дать знать, что именно чувствует к своей прекрасной супруге. Да, мало кто остался бы безучастным, узнай, что Малфои «закопали» свой кодекс и живут чувствами и эмоциями. Но так и было.
- Может быть, это и хорошо, - наконец, произнес он.
- Я не спорю, но как на долго их хватит? – скептически произнесла Гермиона.
- Нарцисса способна увлечь, - улыбнулся Люциус. – На самом деле рукоделие для нее отдушина. Когда меня долго не было, и она знала, что меня вызвали… Именно это спасало ее от того, чтобы не впасть в истерику или не начать действовать во вред себе и семье.
- Я рада, что у нее было что-то, что могло удержать себя в руках, - серьезно произнесла Гермиона. – Когда-то я думала, что ничего не может случиться в этой жизни такого, чтобы я начала восхищаться Малфоями.
- А теперь? – Люциус с интересом смотрел на нее.
- Теперь, - на лице молодой женщины расцвела улыбка. - Теперь я могу сказать честно и прямо, что Малфоями я восхищаюсь. Особенно сейчас, когда узнала, какие они на самом деле. Для меня честь быть членом этой семьи.
- Это для нас честь, что ты и Гарри вошли в наш дом на правах супругов нашего сына, - предельно вежливо и очень серьезно произнес Люциус. – Уже много столетий в нашем роду не рождалось больше одного ребенка. А вы, каждый, подарили жизнь близнецам. И они все Малфои, несмотря на то, что четверо носят еще и фамилию Поттер. И я никогда не думал, что у меня может быть еще один ребенок. Но вот, еще чуть больше полугода, и я возьму на руки еще одно чудо по фамилии Малфой. Вы словно сняли с нашей семьи проклятие.
- Люциус, любовь способна на многое, а жизнь – это одно большое приключение с непрекращающимся сюрпризом, - улыбнулась Гермиона. – Когда мы ехали сюда, то очень боялись. Даже Драко. Мы боялись, что вы нас не примите.
- Как я не мог принять Вас?! – воскликнул тот в ответ. – Вы сделали счастливым моего сына, моего наследника. Я никогда не видел, чтобы Драко так улыбался, чтобы его глаза наполнялись таким блеском, когда он смотрит на тебя или Гарри. У меня до сих в голове та картина, когда я вошел в вашу комнату. Это было красиво, прекрасно и так захватывающе…
- О, Мерлин, - вырвалось у Гермионы. – А ведь… Ваш ребенок…
- Да, это случилось именно тогда, - Люциус впервые за, наверное, лет тридцать, покраснел. Его собеседница несколько секунд смотрела на него, а затем рассмеялась, счастливо и по-доброму.
- Я рада за Вас с Нарциссой, - произнесла она. – Думаю, для Вас обоих это будет новый опыт, через столько лет.
- Мне только жаль, что я не видел, как росли мои внуки, - сказал тот в ответ, но тут же добавил. – Хотя, может, оно и к лучшему. Если посмотреть, во что они выросли.
- Эй, прошу не обижать моих детей, - шутливо возмутилась Гермиона.
- Жду не дождусь их распределения, - усмехнулся Люциус. – Хотел бы
я увидеть лицо Северуса, но все же буду держаться некоторое время подальше от Хогвартса. И думаю, стоит закрыть ему доступ в Малфой-менор, и проверять еду первое время.
- Мерлин, Люциус, ты же не думаешь, что Северус Снейп будет настолько зол, - рассмеялась молодая женщина.
- Как ты сказала, жизнь – это один сплошной сюрприз. Вот нашему зельевару и предстоит испытать это на своей собственной шкуре, - выдал он.
- Что он сделал такого, что ты не стал предупреждать его о новых учениках? – Гермионе стало интересно, что за кошка пробежала между ее свекром и профессором. По рассказам Драко, Северус и Люциус в свое время были друзьями - не разлей вода.
- Не я один должен быть подвержен всем прелестям Жизни, - с пафосом выдал тот в ответ, заставив свою собеседницу снова рассмеяться.
- Ну-ну, - усмехнулась она.
- Нам всем давно нужна небольшая встряска, - произнес Люциус. – И появление моих внуков, как раз оно самое. Пусть не расслабляются.
- Папа, как ты можешь? – в кабинет вошли Драко и Гарри. Первый нацепил на лицо выражение возмущения, но глаза говорили сами за себя.
- А вот так и могу, - выдал в ответ хозяин поместья.
- И все же, какая кошка между вами пробежала? – Гарри посмотрел на свекра.
- В принципе, никакой, - пожал плечами Люциус. – По-видимому, мы слишком по разные стороны оказались, хотя и воевали в конце на одной.
- И давно вы не общаетесь? – нахмурился Драко.
- Да, как-то так сложилось. Вроде и незаметно. Просто однажды понял, что давно не видел Северуса. На приглашения получал вежливые отказы. То занят, то на конференции, то в школе дел много, - вздохнул Люциус.
- И теперь ты решил ему отомстить, не предупредив о том, что ждет школу, - сделал вывод Драко.
- А почему я должен щадить других, если не пощадили меня, - пожал плечами Малфой-старший и с независимым видом под смех трех молодых людей покинул собственный кабинет.
***
Через три дня шестеро юных Малфоев отправились в Хогвартс. Родители и бабушка с дедушкой проводили их заранее, чтобы не портить сюрприз для преподавательского состава. Семья пошла на поводу у Люциуса. К моменту, когда первые студенты появились на платформе, два старших поколения Малфоев уже отбыли, а младшее с комфортом устроилось в одном из купе, предварительно в нем закрывшись. Хвала дедушке Альбу, как частенько высказывался Джемисон. Альбус Дамблдор многому научил своих «внуков», хотя по крови они ему ими и не являлись.
До самой школы они доехали без проблем. Никто войти к ним в купе не смог, хотя и были предприняты такие попытки. Они старательно держались в тени, следуя плану своего деда Люца. Устраивать сюрпризы они любили, особенно, когда никто не ожидал неожиданностей. Им все время удавалось ускользать от пристального внимания: встань в тени, держись позади, не говори громко. У них были хорошие учителя – собственные родители.
Наконец, Большой зал. Перед преподавательским столом неизменный старый табурет, а на нем шляпа, такая потертая, что не только у чистокровных отпрысков родовитых семей, но и у других представителей магического общества она вызвала брезгливое выражение на лице. Но никто ведь не будет интересоваться мнением детей – традиция она и есть традиция.
Имена звучали одно за другим. Новые первокурсники занимали места за столами своих факультетов.
Симпатичная молоденькая профессор по истории магии, которой посчастливилось вести распределение спокойным голосом произнесла:
- Малфой-Поттер, Лилиана…
И абсолютная тишина в зале…

URL
2011-03-24 в 00:23 

Глава 4. Сюрприз, Сюрприз, да здравствует Сюрприз!

Первое сентября. Очередное первое сентября для Хогвартса и преподавательского состава. С самого утра был собран педсовет. Вот уже лет десять, как собрания проходили в Учительской, на втором этаже. Даже Северус изменил своей традиции, и бывал здесь каждый день, а то и не раз. После победы он сильно изменился. Больше не нужно было изображать из себя неве6сть что. Он никому ничего не был должен. Он мог делать все, что захочет. Но долгие годы Хогвартс был его домом. Снейп не ожидал, что ему предложат вернуться к преподаванию. Минерва смогла его удивить. И не один раз, когда добилась его назначения на должность своего зама. Ему на выбор предложили преподавать ЗОТИ или зелья. Теперь он сам остановил свой выбор на последних. Все же он был мастером своего дела, и питал к ним особую любовь. А ЗОТИ… Ну, был еще дуэльный клуб, где он с радостью мог обучать желающих. И таких за 10 лет нашлось немало.
Вот и очередное первое сентября. Этот год не обещал никаких серьезных потрясений. Ну, разве что появятся дети с очень звучными фамилиями. Фамилиями, которые знала вся Англия: Лонгботтом, Уизли, Томас, Паркинсон, Нотт, МакМиллан, Криви и многие другие. Он тогда еще удивился, как быстро все эти герои женились и обзавелись детьми. Они словно пытались успеть, как будто спешили жить, получить все и сразу. Тяжеловато в восемнадцать лет быть уже женатыми, а то уже и родителями. Но этим детям, слишком быстро ставших взрослыми, никто не перечил. Это был их выбор.
- Северус, ты меня слышишь? – Минерва положила руку на плечо своего зама.
- Извини, задумался, - вздохнул тот в ответ.
- Да, этот год будет особенным, - заметил Флитвик. – Я вот тоже думаю, какими они будут – дети героев.
- Вот и посмотрим, Филиус, - усмехнулся Снейп.
- Мне кажется, ты ждешь уже первого урока у первокурсников, чтобы проверить свою догадку, так ли бездарен в зельях младший Лонгботтом, как его отец, - улыбнулась МакГонагалл.
- Это удивительно, - подала голос Спраут. – Он не может сварить ни одного зелья, но выдающийся герболог. Северус, что ты думаешь по этому поводу?
- Не знаю, он у нас еще одно исключение из правил, - хмыкнул зельевар.
- Какой-то слишком уж исключительный был тот выпуск, - заметил Флитвик.
- Да, исключительный, - задумчиво протянула Минерва.
- Ностальгия замучила, - съязвил Снейп. Его коллеги рассмеялись. Они все часто вспоминали тех своих студентов. Не все добились успеха в жизни, но они были интересными, сильными, способными. Каждый по-своему.
Воспоминания закончились, когда в учительскую пришли их молодые коллеги, те, кто не работал в школе в 1991-1998 годах.
- Все готово к распределению, - доложила профессор магии. – Димитрий и Монро сопровождают Хогвартс-экспресс.
- Замечательно, - кивнула Минерва. – Будем надеяться, что обойдется без эксцессов. Хотя, судя по тому, кого мы ждем, все возможно. Даже то, что слизеринцы и гриффиндорцы были в последней битве на одной стороне, не изменило их отношения друг к другу. К сожалению.
- Думаете, может обостриться противостояние факультетов? – уточнила Спраут.
- Вполне возможно, - кивнул Снейп. - Надо быть готовым к подобным ситуациям.
- Опыта у нас, хоть отбавляй, - вздохнул Флитвик.
- Так, оставим пока эту тему, - остановила обсуждение директор. – Особых нововведений у нас в этом году нет. Должна предупредить, хотя не знаю, хорошая эта новость или плохая, или вообще никак не повлияет…, - задумчиво продолжила она.
- Минерва? – нахмурился Северус.
- Люциус Малфой снова вошел в попечительский совет, - со вздохом произнесла она.
- С какой стати? Ему что, стало скучно и он снова ринулся плести интриги? – воскликнула Спраут.
- Не знаю, просто сообщаю вам эту новость, - сказала Минерва. – Будем надеяться, что он не будет лезть туда, куда его не звали.
Собрание шло своим ходом. Обговаривались последние моменты, уточнялись учебные планы, решались оставшиеся не решенными мелочи. В общем, школа была готова к новому учебному году.
Северус отвлекся от общего хода собрания и погрузился в свои мысли. Хогвартс окончательно стал для него Домом. Он даже летом отсюда не уезжал. Если во времена директорства Дамблдора у него были достаточно прохладные отношения с коллегами, то сейчас он постоянно общался с Минервой, Поппи, Флитвиком и Спраут. С первыми двумя он частенько засиживался за чашечкой чая или чего покрепче. У него появилась семья, пусть и несколько своеобразная. Они впятером вообще редко покидали Хогвартс, но и замкнулись только на стенах замка.
Сам он стал добрее, но все также оставался самым строгим профессором. Вот только баллы с других факультетов перестали исчезать с такой скоростью, как раньше. За эти десять лет удалось довольно сильно снизить противостояние между факультетами, но оно так и не исчезло. Слишком сильно укоренились в обществе некоторые идеи и мысли. Возможность стать более справедливым и спокойным, сказалась и на его преподавании предмета. Он стал отвечать на вопросы студентов, более детально объяснять нюансы, даже помогал тем, у кого ничего не получалось. Сейчас он даже занимался ч пятью студентами с разных факультетов, которые с полной уверенностью могли в будущем стать очень хорошими мастерами зелий. Как-то вдруг преподавание стало для него очень интересным делом, особенно, когда он стал самим собой. Но все также был одинок. И, похоже, не собирался создавать собственную семью.
Уже позднее, сидя за профессорским столом и разглядывая прибывших студентов, у Снейпа появилось какое-то странное ощущение. Словно в воздухе вдруг запахло опасностью. Старые навыки никуда не деваются. И сейчас он чувствовал, что должно что-то случиться.
- Северус? – на него обеспокоенно посмотрела Минерва.
- Ничего, просто инстинкты так просто не заткнешь, - прошептал он в ответ. – Что-то будет.
- Ну, с детьми, которые прибудут в школу в этом году, и не мудрено. Справимся, - усмехнулась директриса.
Наконец, ввели первокурсников. Снейп, уже по традиции, стал отгадывать, куда пойдет ребенок. Это была большая редкость, когда он ошибался в своей оценке. Года три назад к этой традиции присоединился Флитвик. И теперь они даже заключали пари, кто окажется прав. Вот Забини идет за слизеринский стол, Криви – к гриффиндорцам, Лонгботтом отправился на Хаффлпафф, МакМиллан – в Гриффиндор. Уже два раза Северус ошибся в этом году.
Молоденькая профессор, приехавшая в Англию из Канады и довольно плохо знающая современную историю (она преподавала историю магической науки, то есть создание заклинаний, зелий, чар; а вот магическая история изучала события другого рода, вроде войн, политики, экономики) с улыбкой на лице произнесла очередное имя:
- Малфой-Поттер, Лилиана.
В Большом зале как-то сразу стало тихо-тихо. Казалось, люди боятся пошевелиться. Профессор недоуменно посмотрела сначала на студентов, потом на идущую к ней платиноволосую девочку с зелеными глазами, а потом на директора. МакГонагалл боялась дышать, не веря в то, что видела. Да и не она одна. Северус так сжал пальцами край стола, что костяшки побелели. Оснований сомневаться в том, чья это дочь, не было. Волосы и глаза были отличительной чертой Драко Малфоя и Гарри Поттера. Вот только сам по себе факт появления на свет этого ребенка был шокирующим.
- Мэм? – Лилиана посмотрела на профессора и улыбнулась, указав глазами на шляпу. Головной убор аккуратно опустили ей на голову. Тишина была оглушительной. Складывалось ощущение, что все боятся дышать. Медленно потекли секунды.
- Гриффиндор! – оповестила шляпа.
- Папа будет в ужасе, - пробурчала девочка, направляясь к красно-золотым. В этой тишине ее слышал весь зал. Правда, пока смысл сказанного оставался им непонятным.
- Малфой-Поттер, Лукас, - очередное имя. Весь зал в едином порыве повернулся к мальчику, выбирающемуся из еще достаточно большой толпы одиннадцатилеток.
Снейп сверлил его взглядом так, словно ребенок был перед ним в чем-то виноват. Черноволосый с выдающимися чисто малфоевскими глазами тот посмотрел прямо в черные очи зельевара и подмигнул. Северус чуть за палочку от такой наглости не схватился за палочку. А пацан уже сидел на табуретке с нахлобученной на него шляпой.
- Гриффиндор!
- Кто бы сомневался, - проворчал зельевар. Все же столько лет шпионской деятельности позволили ему довольно быстро взять себя в руки. Зал молчал. Никто даже не попытался аплодировать новому студенту.
- Малфой, Лорелея.
- Почему мне кажется, что это ненормально? – прошептала Минерва.
- Потому что ничего нормального в этом нет, - мрачно уведомил ее Снейп.
- Слизерин! – златовласая и златоглазая девочка двинулась к серебристо-зеленым, что-то ворча себе под нос. В отличие от Лилианы, она говорила совсем уж тихо.
- Малфой, Люциана, - голос молодого профессора дрогнул. Удар об пол привлек всеобщее внимание. Флитвик не удержался на своем «троне».
- Слизерин!
- Я сочувствую тебе, Северус, - вздохнула МакГонагалл, глядя на двух златовласых красавиц. Она никак не могла определить, кто же мама этих девочек, хотя и было в их внешности что-то отдаленно знакомое.

URL
2011-03-24 в 00:24 

- У твоих вон львов тоже пополнение, - хмыкнул зельевар.
- Я в отличие от тебя уже не декан, - она даже не стала скрывать своей радости по этому поводу.
- Знаете, а больше сюрпризов бы не надо, - вдруг произнесла Спраут. – И где это Поттер и Малфой успели нагулять…
- Шшш, - шикнула на нее директриса.
- Мамочки, - пискнула профессор истории магии, беспомощно глядя в список.
- Что, там теперь Поттер? – язвительно поинтересовался Снейп.
- Нет, - покачала она головой. Северус с облегчением вздохнул. – Поттер-Малфой, - выдала она. Зельевар с громким стуком опустил голову на стол. – Джемайма.
Хмык из-за гриффиндорского и слизеринского столов слышали все. Брюнетка с серыми глазами элегантно опустилась на стул, расправила складочки на своей мантии, а затем благосклонно разрешила профессору опустить себе на голову шляпу. Все смотрели за этим представлением во все глаза. Не каждый день увидишь настоящего Малфоя во всей красе. Только вот девочка была больше Поттер, да и наследовала она состояние именно этого рода в первую очередь.
- Рейвенкло!
- Благодарю, - чинно произнесла девочка. Не хватало только реверанса. И направилась к своему столу.
- Филиус? – Снейп посмотрел куда-то под стол. – У тебя тоже пополнение.
Из-под стола раздалось невнятное бормотание.
- Поттер-Малфой, Джемисон, - обреченно произнесла девушка. Она усиленно изучала список, словно искала в нем еще какой-то подвох. А вдруг там еще какие сюрпризы намечаются.
- Рейвенкло? – как-то полувопросительно произнесла шляпа.
- Ну уж, ладно, не оставлять же сестренку одну, - выдал последний представитель младшего поколения Малфоев и потопал к предложенному факультету.
- Еще Малфои есть? – поинтересовался Снейп.
- Пока нет, - выдала Лорелея. – Лет через двенадцать будут. Как раз дяде… или тете исполнится одиннадцать.
- Дяде или тете? – выдохнула Минерва.
- Ага, бабушка Нарси ждет ребеночка, - громогласно оповестил весь зал Джемисон.
Для Северуса это стало последней каплей. Мысль убить Люциуса была последней, прежде чем отправился на «свидание» к Флитвику, просто стекшись со стула.
- Ух, ты! – обрадовался Лукас. – Прям, как змея! Только деда говорил, что он будет посильнее, - это уже было произнесено озадачено.
- Ну, он же не знал про нас, - оповестила брата теперь уже слизеринка Люциана.
- Так, все успокоились, у нас еще есть нераспределенные первокурсники, - решила все-таки навести порядок директор. Но мысли у нее скакали, как бешенные. Она не была готова к подобным сюрпризам. Ее всегда занимал вопрос, куда же делись сбежавшие с собственных свадеб сначала Гарри, потом Драко и, наконец, Гермиона. Она еще раз посмотрела на златовласок за слизеринским столом, которые уже собрали вокруг себя довольно интересную компанию и не только из первокурсников. Мысленно соединив каштановые волосы Грейнджер и платиновые – Малфоя…
- Мерлин, - вдохнула она.
- Что? – поинтересовались у нее из-под стола.
- Я знаю, кто родители Малфоев из Слизерина, - прошептала Минерва. Ей самой хотелось переместиться под стол, поближе к Снейпу и Флитвику. Только вот ранг не позволял. Сегодня и так уже Северус эпатировал студентов. Разговоров теперь будет надолго.
- Кто?
- Драко Малфой и Гермиона Грейнджер, - поделалась она новостью.
Северус вернулся на свое место и уставился на своих подопечных. Он пристально изучал девочек. Наконец, те не выдержали и уставились на него в ответ. Война закончилась вничью. Впервые кто-то не боялся его. И ладно бы, если бы в глазах этих малявок был вызов. Они же просто сидели и изучали его. И потом, со своих он не снимает баллов прилюдно. Даже теперь.
Распределение закончилось, сюрпризов больше не было, ну кроме того, что сын Рональда Уизли и Лаванды Браун отправился учиться в Слизерин. На Снейпа было жалко смотреть. Вот такого счастья в своей жизни он точно не ожидал. Год обещал быть очень веселым.
Студенты обменивались своим мнением о произошедшем. Все поглядывали на Малфоев. Еще бы, эти имена были у многих на слуху. Да и истории с их исчезновением в свое время облетели всю Англию. Кто только не обсуждал те события. Многие уже предвкушали, как напишут родителям, с кем теперь учатся на одном факультете.
- Я не понял, а почему у вас фамилия только Малфой, у них, - кивок в сторону Гриффиндорского стола, - Малфой-Поттер, а у них, - в сторону Рейвекловского стола, - Поттер-Малфой?
- У нас мамы разные, - усмехнулась Люциана. «Точно Малфой», - подумал Снейп, увидев эту усмешку. – «Порода - она и есть порода».
- То есть? – последовал вопрос. Весь зал прислушивался к разговору за слизеринским столом. Ну, интересно же было понять, почему в этом семье фамилии вроде у всех похожи, но разные.
- У нас, - начала Лорелея, показывая на сидящую рядом сестру, - папа Драко Малфой, а мама Гермиона Грейнджер.
Раздался удивленный всеобщий выдох. Все прекрасно знали отношение Малфоев к магглорожденным, и вдруг такой союз. Девочки не обратили внимания на это, словно все было в порядке и ничего такого они сейчас не сказали.
- У Лукаса и Лилианы, - Люциана помахала рукой гриффиндорский брату и сестру. – Мама – Драко Малфой, а папа – Гарри Поттер, потому они и Малфой-Поттер. А у Джеми и Джем – наоборот.
- То есть? Я не совсем понимаю, как ваши родители связаны? – староста Слизерина недоуменно смотрела на девочек.
- Союз у них тройственный, - не удержался Лукас, оповещая о том, как же все-таки связаны их родители. – Пап у нас два, а мама одна. Кто бы нас не родил, в документах значатся два отца и одна мать. Вот так.
- Северус, - Минерва обеспокоенно посмотрела на Снейпа. Тот сидел с таким выражением лица, словно сейчас начнет разбрасываться непростительными.
- У меня появилось желание немедленно встретиться с этой белобрысой сволочью, - прошипел он почти на парселтанге.
- Теперь понятно, почему Люциус Малфой снова в попечительском совете, - подала голос Спраут.
- За внуками ему приспичило приглядывать, - Снейп недобро обвел взглядом зал.
- Не, родители сначала учились, а потом бизнес свой создавали, - услышали преподаватели звонкий голос Лукаса. – Мы все время с дедой Альбой были.
- А деда Альба - это кто? – тут же прозвучал вопрос.
- Альбус Дамблдор, - спокойно, словно ничего такого не сказала, ответила Лилиана. – Он и родителей поженил, - добила она всех.
МакГонагалл медленно поднялась из-за стола. По ее лицу было непонятно, что она сейчас чувствует.
- Мисс, Малфой, вы говорите сейчас о том же Альбусе Дамблдоре, о котором думаю я? – предельно равнодушным голосом поинтересовалась директриса.
- Если вы о том, который был директором Хогвартса, когда учились наши родители, то да, - вместе Лилианы ответила Лорелея.
- Деда Альба умер недавно, вот мы и приехали в Англию. Мама сказала, что без деда у нас дома как-то пусто, - сказал Лукас.
На лице Минервы одна эмоция сменялась другой.
- Я его…, - наконец, выдала она и ринулась к выходу, как Ангел возмездия, не иначе. Северус устремился вслед за ней, тоже поняв одну вещь, которая долгое время не давала покоя магическому миру. После смерти Дамблдора его портрет так и не ожил. И вот теперь была ясна причина – простая до банальности. Старик всех надул, удалившись от дел. И ведь за все эти годы никому даже в голову не пришло, что он может быть жив и вполне себе здоров.
В кабинете директора стоял тихий гул голосов не привыкших к разговорам на повышенных тонах портретов, которые оживленно обменивались мнениями по какому-то вопросу. В последнее время это было обычным явлением. Минерва ворвалась в теперь уже свой кабинет, и первым делом уставилась на портрет своего бывшего начальника. Тот мило ей улыбнулся.
- Здравствуй, Минерва!
- Оживлю и сама прибью, потом еще раз повторю сию процедуру, - прошипела женщина.
- Северус, мальчик мой, - Альбус улыбнулся зельевару. Тот в ответ выдал нечто нецензурное и не совсем печатное, после чего подошел к камину и вызвал Малфой-менор. Домовик долго перед ним извинялся, говоря, что хозяева только сегодня закрыли ему доступ в свой дом. Снейп прекрасно понял, почему Люциус так поступил, предугадав желание зельевара встретиться и кое-что «обсудить».
- А где хозяева сейчас? Я могу с ними поговорить? – еле сдерживая гнев, спросил он.
- Хозяин с хозяйкой и молодые хозяева отбыли на бал, - поделился информацией домовик. Эх, Люциус, Люциус, забыл он приказать домовикам отвечать на такие вот вопросы.
- Министерский бал? – уточнил Снейп. Получив подтверждение, он повернулся к директрисе, которая в это время высказывала все, что у нее было на языке, портрету Дамблдора. – Кажется, где-то тут у нас затерялись приглашения на бал, Минерва. Не хочешь в кои-то веки показаться на публике с таким кавалером, как я?
- С удовольствием, Северус, - хищно улыбнулась МакГонагалл.

URL
   

Дневник Lorelen

главная