Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:26 

Наг в магическом мире.

Название: Наг в магическом мире...
Автор\соавтор: Lorelen/Рион с. Гриффон.
Бета/ Гамма:
Персонажи (пейринг): СС/ЛМ /НМП (Рион С. Гриффон), ГП/ДМ/ЛВ, ?/СБ/РЛ
Рейтинг: НЦ-17 возможно до NC-21
Тип: слеш
Жанр: романс/приключения
Размер: макси
Статус: в работе
Дисклаймер: Персонажей Ро мы только во временное пользование взяли. А так никаких прав на них не заявляем.
Аннотация: В мир вернулся Наг, который изменив внешность прибыл в Англию. А там уже попал в гущу событий, столкнувшись в первый же день с так, называемыми белыми и темными магами.
Предупреждение: МПРЕГ, секс втроем, Дамбигад, умный Гарричка, немного BDSM

Пролог.
Он вполз в свое жилище и с улыбкой посмотрел на спящего в гнезде молодого мужчину. Тот улыбался во сне, явно наслаждаясь в мире Морфея. Это было удивительно, но за эти почти пятнадцать лет, что произошли с момента их знакомства, они еще ни разу не расставались на срок более чем три дня. Кто-то со стороны подумал бы, что они любовники, но на самом деле дела обстояли совершенно по-другому. Джион Сайфер был ему братом, младшим, любимым. Хотя почти пятнадцать лет назад у него никакого брата не было.
- Рион, - спросонья голос Джион звучал чуть хрипловато. Глаза все еще были затуманены.
- Привет, - он вполз в гнездо, обвивая своим змеиным телом мужчину. – Я соскучился.
- Знаешь, ты говоришь так, словно мы любовники, - рассмеялся тот в ответ.
- Я об этом тоже только что подумал, - усмехнулся Рион, устраиваясь поудобнее. Ему еще предстояло рассказать брату новости, которые могут изменить очень многое. Нет, они изменят все.
- Я тоже скучал, - признался Джион, устраиваясь на ложе. – Без тебя здесь все не так.
Кто-то со стороны испугался бы, увидев такое зрелище. На странном ложе лежали двое. Один вроде бы был нормальным человеком – стройный, лет двадцати пяти, возможно тридцати с небольшим. Трудно было определить возраст, настолько хорошо и молодо выглядел мужчина. Длинные черные волосы были заплетены в толстую косу, кончик которой спускался ниже ягодиц. Темно-карие глаза с вертикальным зрачком тепло смотрели на Риона. На груди была метка. И эта метка полностью соответствовала второму обитателю ложа. Голова, руки и торс принадлежали человеку, а вот ниже талии это был змей. Рион Сайфер был, есть и будет Нагом*.
- Ммм, хорошо, - Джион закрыл глаза, снова собираясь погрузиться в сон.
- Нам надо поговорить, - вздохнул Рион.
- Что-то случилось? – сразу же насторожился мужчина.
- Он жив, - тихо произнес Наг. В ответ тишина. Рион чуть приподнялся на руках, чтобы лучше разглядеть брата. Тот был в самом настоящем шоке.
- Но, как? – вырвалось, наконец, у Джион.
- Так же, как и ты, я думаю, - вздохнул Наг. – Ты хоть и не Наг, но принадлежишь к нашему роду. Он тоже.
- Я поверить не могу, - прошептал мужчина. – Я должен…
- Тшш, - Рион накрыл его губы ладонью. – Мы все решим вместе. Я никуда тебя одного не отпущу, Джион Сайфер. Ты - мой брат, и этим сказано все. И это значит, что и он – мой родственник. И нам нужно подготовится к поездке.
- Рион, я…, - мужчина прижался к Нагу. Эти удивительно теплые отношения сложились у них с первой секунды знакомства.

Ретроспектива.
Рион Сайфер чертыхался уже несколько минут. У него никак не получалось довести ритуал до конца. То одно мешало, то другое. Если сейчас все не получится, то он очень сильно, очень-очень сильно разозлится, и кому-то сегодня не повезет.
Слова ритуала зазвучали с самого начала в уже неизвестно какой раз за последние несколько часов. Все шло хорошо, никаких сбоев, никто не мешает. Остается каких-то два предложения. Рион уже почти торжествует.
БАХ.
Емкие индийские ругательства посыпались как из рога изобилия. Все помещения заволокло белым дымом.
- Все, не хочу больше ничего делать. Надоело. Сколько можно, - разорялся Рион. Щелчок пальцев, странное шипение изо рта молодого человека. И вот весь дым исчез.
Рион в полном недоумении уставился на алтарь. Перед ним лежал юноша, от силы лет двадцати. Явно человек, хотя и чувствуется витающая вокруг него сила – магия. Только она какая-то рваная. Юноша застонал.
Именно этот звук и вывел Риона из ступора. Он тут же оказался около своего нежданного гостя. Наклонившись к лицу, он приоткрыл губы. Наружу показался кончик языка – раздвоенный. Он словно пробовал воздух вокруг юноши.
- Хмм, один из нас? – удивился Рион. – Не Наг, но с нашей кровью. А это что? – осторожно расстегнув рубашку на парне, Наг уставился на странный шрам. Несколько движений языком в непосредственной близости от него и Рион сплюнул на пол, скривившись от отвращения. Кто-то посмел напал на потомка Нагов.
Понимая, что юноше в первую очередь нужна помощь, Рион решил перенести его в свое жилище и позаботиться о нем. И только затем идти к Совету. Он никак не мог определить к какому клану принадлежит этот мальчик. Ну, еще бы не мальчик. На деле «гостю» было лет двадцать, максимум двадцать два, а ему, Риону, уже восемьсот сорок четыре, хотя он и выглядел на двадцать пять. Да-да, легенды о Нагах не врали. Они были бессмертными.
Сделав все , что только могло быть сделано, Рион отправился к старейшине клана. Нужно было сообщить о своего «госте». Уже через десять минут все десять членов совета их убежища были в его жилище и изучали человека. Во-первых, «гость» все же был магом, хотя и очень истощенным. Во-вторых, он нес в себе наследие Нагов, в этом сомнений не было. Сказать, какой клан, пока было нельзя. Нужно, чтобы юноша пришел в себя. Решили оставить «гостя» на попечении Риона, раз уж он и виноват в появлении оного у них в убежище.
И Рион выхаживал парня его. Юноша не приходил в себя целый месяц. Наги знали, что рано или поздно он очнется и начнет выздоравливать. Как бы ни было мало в нем их наследие, оно все же было и работало, как надо.
В тот день, когда его «гость» пришел в себя, Наг понял, что больше не одинок. В глазах юноши, увидевшего перед собой получеловека-полузмею не было страха или удивления. Словно, увидеть Нага воочию для него было самым обычным делом. От юноши исходило любопытство и какое-то облегчение. И только потом, когда, по-видимому, в памяти всплыли воспоминания, у него началась истерика. И Рион, прижимая к себе дрожащее тело, успокаивал его, покачивая в своих объятиях. В тот момент, когда юноша открыл глаза, Сайфер уже знал, что человек происходит из его клана, более того, он несет в себе его гены. Как такое могло произойти? Вывод напрашивался только один. Лирой – его брат-близнец, исчезнувший больше восьмисот лет назад. После того как поссорился с родителями и сбежал.
Позже, разговаривая с Джионом, так стали звать юношу в убежище, он только удостоверился в этой своей догадке. Лирой внес свою кровь в род юноши. Разговоров о том, с кем должен остаться Джион, даже не возникало. Вот так в доме Риона появился родной человек – Джион Сейфер.
Как только юноша пришел в себя, Рион сразу же приступил к тому, чтобы разбудить гены Нагов у Джиона. Умение говорить со змеями было явно не единственным, на что был способен его брат.
Конец ретроспективы.

- О чем ты задумался, Рион? – спросил его брат, глядя в задумчивое лицо Нага.
- Вспоминал, как ты оказался здесь, - усмехнулся тот в ответ. – Я рад, что тогда решился на ритуал. Не знаю, что бы с тобой иначе случилось. Рано или поздно мы, конечно, почувствовали бы тебя и Его, но было бы уже слишком поздно. И хорошо, что о Нем мы узнали сейчас.
- А как вообще это стало известно? – Джион нахмурился.
- Фери вернулась из своего похода и притащила магические газеты. Там же оказались и английские, - скривился Рион. – Если бы не это, мы бы так ничего и не узнали.
- И что дальше? – вздохнул мужчина.
- Мне нужна примерно неделя, чтобы перетечь в человеческую форму и привыкнуть к ней, - вздохнул Наг. – В таком виде мне лучше в Англии не появляться. Я хоть и бессмертный, но боль тоже чувствую. А люди зачастую бываю ужасно жестокими.
- Представляю их лица, если бы ты прибыл вот таким, - усмехнулся Джион. – Но что дальше?
- Сейчас главное добраться до Англии, а все остальное уже будем решать на месте, - сказал Рион. – А теперь давай спать.
- Я уже выспался, - поморщился его брат.
- Усыплю, - пригрозил Наг, сильнее сжимая кольца вокруг человеческого тела.
- И как тебе так удобно спать? – философски произнес Джион, но послушно закрыл глаза.
«Я поверить не могу. Я считал… Наг-прородитель, у меня… Просто нет слов. Интересно, а как…», - мысли никак не хотели оформиться.
- Спи! – проворчал Рион. – Думать будем потом.
Джион еще некоторое время беспокойно ерзал, но потом все провалился в несколько тяжелый сон.
***
Неделя пролетела в заботах. Пока Рион приходил в себя после перетекания в человеческое тело, Джиону все Убежище помогало собираться в дорогу. Наставлений была уйма. Но молодой человек все выслушал, зная, что здесь его любят и считают членом семьи. Главное, о чем просили все – не забывать с ними связываться. Если что, то семья готова была прийти на помощь при первом же зове. Наконец, все было готово: Рион освоился со своим телом, Фери притащила документы, в которых значилось, что их зовут Рион С. и Джион С. Гриффоны; сумки забиты вещами, зельями, артефактами, ингредиентами, золотом и так далее; билеты на самолет куплены, и повозка готова отправиться в путь.
- Удачи вам, - старейшина пристально смотрел на двух членов их клана. – Найдите Его, научите всему, что знаете сами, и берегите друг друга. Здесь вас всегда ждут. И не думайте, что вы всесильны. Нужна помощь – зовите. Гордость в таком случае может только помешать. В дорогу!
Братья Гриффоны начали свой путь. И пока никто не мог сказать, что и кого им придется встретить на этом пути.
-------------------
*Наги (санскр. наг — змей) — в индуизме и буддизме — змееподобные мифические существа, полубоги.
Изображаются в виде змей с человеческим торсом и человеческой головой, укрытой сверху веером змеиных голов. Обитают в пещерах и водоёмах, на земле, в воде или под землей.
Мифология «человека-змея» имеет древние корни. Нагов изображают с головой человека. Наг — символ мудрости. Существует культ змеи и связанные с ним праздники. Предполагают, что змей-наг был тотемом одного из могущественных древних племен, представителей которого называли нагами. Мудреца Патанджали изображают в виде нага, верхняя половина которого имеет человеческий облик. Считают, что Будда проповедовал нагам. Нагарджуна семнадцать лет медитировал на образе нага, после чего погрузился в их стихию, воду, где и обрел высшую интуитивную мудрость (праджняпарамита). Вода — символ бессознательного. С ней связаны переживания при глубочайшем погружении в процессе медитации. Утверждается, что наги хранили истину в тайне до тех пор, пока люди не созрели для ее понимания. Нагами заселена великая бездна (Махатала), один из самых страшных адов. В виде змеи изображают кундалини, энергию, поднимающуюся в человеке при духовной практике от самого нижнего психофизиологического центра (чакра) к высшему, где происходит слияние с богом. Наг защитил своим капюшоном Будду от палящего солнца во время его медитации перед просветлением. По другой версии это была кобра.

URL
Комментарии
2011-03-24 в 00:28 

Глава 1. Прибыли.

Джион нервно мерил шагами VIP-зал. Он то и дело дергал кончик своей заплетенной косы, что только подтверждало, насколько он сейчас не способен здраво мыслить. Рион с легкой улыбкой наблюдал за ним, пока не предпринимая попыток успокоить брата. Он и сам был взволнован, ведь впервые за много столетий, снова выбирался в обычный мир, где о Нагах ходили лишь легенды, в большинстве своем неверные, ну, кроме бессмертия, конечно. Самое смешное, люди, обычные люди, признавали возможность существования магических существ, маги прекрасно знали, что такие существа действительно есть, но и те, и другие считали Нагов лишь мифом. А последние сделали все возможное, чтобы именно так дело и обстояло. Слишком многие захотели бы выяснить секрет их бессмертия и силы. Змеелюды не умирают, но боль они могут чувствовать также, как и другие. На самом деле они просто засыпают, и могут проспать тысячелетия. Вроде ты есть, а вроде тебя и нет.
- Джион, сядь, - наконец, произнес Рион со вздохом. Ему надоело это мельтешение. – То, что ты носишься из угла в угол, не заставит время течь быстрее.
- Я просто нервничаю, - бросил ему брат, не думая останавливать свой «бег». Рион снова вздохнул, перехватил на очередном пробеге молодого мужчину за талию и усадил к себе на колени.
- Осталось совсем немного, и мы будем в самолете, - твердо держа брата, произнес он. – Потом в Англии займемся делами. Главное, успокойся. Уже ничего не может измениться. Просто потерпи.
Джион несколько раз вздохнул, пытаясь привести себя в норму. Новости стали для него неожиданными, и он никак не мог поверить, что уже скоро увидит Его. Он понимал, что Рион прав, но ничего с собой поделать не мог. Ведь прошло столько времени…
Как объявили посадку, как доставили из VIP-зала к самолету, как в этот самой самолет он вошел, Джион не сказал бы под страхом смерти. В памяти не отложилось. Пришел он в себя, когда самолет уже взлетел. Рион что-то бубнил рядом. Решив, что лучше не думать о том, что может случиться или не случиться в ближайшем будущем, он прислушался к болтовне брата.
- Это вообще интересно, - вещал Рион. – Я понимаю, что мы сами создали вокруг себя такую легенду. Но все же, неужели, магам в голову не приходит, что мы существуем на самом деле. Можно же покопаться в фолиантах, сопоставить некоторые факты.
- Когда в тебя испокон веков вбивали идею, что Наг – это миф, ты уже подсознательно воспринимаешь знания о нем таким образом, - произнес Джион.
- Хмм? – Рион посмотрел на брата с легким скепсисом в глазах. – Да? А как же ты? Когда мы встретились, у тебя было такое лицо, словно ничего особенного ты не увидел.
- У нас в семье есть предание, что наша семья пошла от Нага. В одной из комнат поместья, висит портрет юноши-змея. Мне всегда говорили, что он прародитель нашего рода, - тихо сказал Джион. – В это всегда верили. И можно было бы считать легендой, если бы не способность говорить со змеями, и дневники этого самого Нага.
- У вас сохранились дневники моего брата-близнеца? – Рион удивленно уставился на младшего брата.
- Когда ты назвал имя своего близнеца, я понял, что речь идет именно о нем. Прародителя нашего рода звали Лирой, - улыбнулся Джион.
- Ты мне не говорил, - обиделся Наг, и отвернулся, хотя в его глазах лучились искорки смеха.
- Рион, - мужчина прикоснулся к руке брата. – Ты не спрашивал, а я как-то и не подумал, что это может быть так для тебя важно.
- В таком случае мы квиты, - повернулся к нему Наг.
- Ммм? – на лице Джиона появилось выражение недоумение.
- Я, кажется, забыл тебе сказать, что мужчины-Наги могут родить потомство сами, - усмехнулся Рион.
- Извини? – не понял его собеседник.
- Тебе повезло, что ты некоторое время был болен, и зелья имели побочный эффект, что не позволяло тебе забеременеть во время твоих рандеву, - выдал Наг.
- Ты ведь сейчас пошутил, да? – неверяще произнес Джион.
- Твоя репродуктивная функция полностью восстановилась три недели назад, - фыркнул Рион. – Какое счастье, что ты ни с кем не ходил на свидание.
- О, Наг-прародитель, - молодой человек был в шоке. Он пытался осознать полученную информацию. Такими вещами Рион никогда не шутил. А тот прикрыл глаза и довольно улыбнулся. Новость заставит его младшего братишку на некоторое время забыть о проблемах и делах, ради которых они и отправились в Англию. Так что часика на два можно спокойно уснуть.
Джион был ошарашен. Он успел многое узнать об этом бессмертном народе, вроде бы и спрятавшемся от людей, но в то же время все время с ними контактирующими. Нельзя просто исчезнуть с лица земли. Такое возможно только если ты действительно мертв. За все время пребывания в деревне Нагов, юноша ни разу не слышал о том, что мужчины могут забеременеть. Но тут память услужливо подкинуло ему воспоминание…

Из дневника Лироя…
...Никогда не думал, что могу быть так счастлив. Этот маг просто чудо какое-то, встретившееся на моем пути. Мы вместе уже долгих пять лет. Но я все еще не могу поверить, что он со мной. Если бы не он, не знаю, как бы перенес разлуку со своим братом Рио. Пять лет – так долго и так мало. Я люблю тебя, Дери...
… Я не думал, что такое возможно, если партнер не Наг…
… Мы с Дери все обдумали. Я завтра женюсь. Сабрина выдаст нашего с Дери ребенка за своего. Сказать, что он родился недоношенный легче легкого, тем более это случается постоянно…
… Мальчики. У нас с Дери родились мальчики…
Конец записей.

URL
2011-03-24 в 00:28 

- Наг-прародитель, - прошептал Джион. – Почему же я этого не вспоминал. Все же было всегда под носом. Рик – не женщина, а мужчина.
- Джи, ты можешь дать мне хоть немного поспать? – Рион открыл глаза и осуждающе посмотрел на брата.
- Лирой родил двух сыновей от какого-то Дери, и именно так появился наш род, - ошеломленно огорошил Нага Джион.
- Что? – Рион подумал, что ослышался.
- И я даже подозреваю, что кем стал второй ребенок, - продолжил его брат. На вопросительный взгляд он наклонился и прошептал имя на ухо Нагу. У того появилось странное выражение на лице, говорящее, что он и удивлен, и не удивлен.
- Ну, этого следовало ожидать, если честно, - после недолгого молчания протянул Рион. – Кажется, нам придется разгадывать загадки прошлого, Джи.
Так за разговором они и прибыли, наконец, в международный аэропорт Великобритании. Сородичи устроили все по высшему разряду. Как VIP-персоны они спокойно прошли контроль, и смогли быстро покинуть аэропорт. В Лондоне, в частном секторе, их уже дожидался прекрасный, небольшой особняк, всего десяток помещений. Им двоим, больше и не надо было, тем более постоянно они тут жить здесь они не собирались. Для Нага жить в обычной местности было сложно, из-за специфики своего «имиджа». Так что в ближайшее время они собирались подыскать себе магическое жилье, причем подальше от человеческих глаз.
Оставив Джиона разбираться с вещами, обустройством и тому подобное, Рион отправился изучать обстановку. Надо было быстро себя легализовать, и в первую очередь в магическом мире. О Косом переулке и способе туда попасть он знал со слов братишки. Наг, на такси добрался до бара «Дырявый котел». Его появление особого ажиотажа не вызвало, но все же его заметили. Пройти в Косой переулок для Риона оказалось просто. Он прощупал магический фон арки, а затем направил на нее свою магию. Две силы столкнулись, чуть поборолись, и проход открылся. Наг хмыкнул.
Особо впечатления на него улочка не произвела. Обычный торговый центр: магазинчики, лавочки, кафешки, банк под боком, пара офисов в здании, не слишком заметных на первый взгляд. Он снова просканировал фон вокруг и заинтересованно посмотрел на мрачный закуток. Оттуда фонило негативной энергией. Хмыкнув, он все же направился в первую очередь в Гринготтс.
Гоблины, умеющие распознать любого своего клиента, были озадачены. То, что перед ними не совсем человек, они видели, но не понимали, что же с ним не так. Рион не собирался прятаться от кого-либо так уж сильно. Поймут, и Наг с ними, не поймут – их проблемы.
- Чем могу вам помочь? – к нему подошел один из старших менеджеров.
- Мне нужно открыть доступ к своим счетам у вас. На данный момент все мое состояние находится в Якшишране*. Я хотел бы перевести часть своего состояния в ваш банк, поскольку задержусь в Англии на довольно долгий срок, уважаемый, - произнес Наг. Обращение заставило гоблина чуть удивленно посмотреть на посетителя. Да и само упоминанием магического банка Индии заставляло присмотреться к гостю повнимательнее.
- Пройдемте к столу, - предложил гоблин. – Какую часть своего состояния вы бы хотели перевести в Англию?
- Думаю, на данный момент четверть, - чуть призадумался Рион.
- И какова общая оценка это доли? – гоблин уже заполнял какие-то формуляры.
- Хмм, - Наг снова задумался. – В основном это драгоценные камни: рубины, изумруды, сапфиры, и так далее. Мы переводим их в волшебную валюту по надобности. Думаю, это составит несколько миллионов ваших галлеонов.
Гоблин оторвался от своего дела и уставился на совершенно невозмутимого клиента. В голове этого представителя подземного народа вертелся вопрос, который он все же не собирался озвучить: «Это каково же общее состояние клиента?».
- Доступ только для вас? – обрел он, наконец, дар речи.
- Пока мне и моему брату, затем появится еще один человек, - спокойно ответил Рион.
- Могу я поинтересоваться вашим именем? – гоблин выжидательно посмотрел на сидящего перед ним мужчину. На секунду глаза Нага изменились, явив миру вертикальный зрачок. Работник банка моргнул. Но клиент уже выглядел нормально. И все же гоблин не сомневался в том, что видел.
- Рион Сайфер Гриффон, - произнес Наг. – Мой брат – Джион Сайфер Гриффон. Также мне хотелось бы иметь возможность делать крупные и дорогостоящие покупки напрямую из сейфа. Думаю, в ближайшее время мы также захотим арендовать пару сейфов для библиотеки, которую вам сюда переведут Якши*, и возможно кое-какие артефакты.
- Да, да, конечно, - закивал гоблин. Клиент был особенным, наравне с Малфоями и другими очень знаменитыми родами. И все же, что-то не давало покоя служащему. Было в этом человеке что-то странное, но в то же время он не пугал.
Подписав кучу бумаг, поинтересовавшись разного рода предлагаемыми услугами, и обменяв четыре рубина изумительнейшей древней магической огранки, Рион отправился решать остальные насущные проблемы. Гоблины же, придя в себя, принялись за перевод оговоренного состояния в свой банк. Не часто появляются клиенты, которые приводят многомиллионное состояние к ним. Так что, некоторым магам придется подождать, пока не будет выполнен заказ такого клиента.
Рион вышел на улицу, оглядел с высоты лестницы улочку, то и дело, возвращаясь взглядом на вход на Темную аллею. Еще раз хмыкнув, он решил сегодня туда не идти, но когда-нибудь обязательно эту вылазку сделать. Ему еще предстояло выполнить немало задач, которые вполне ему могли решить здесь. Первым делом он направился в агентство, которое помогает магам в приобретении жилья.
В офисе магнедвижимости было тихо, только чуть слышно шуршали бумаги. Оглядев молодых людей, Наг снова просканировал фон, и, выбрав того, который внушал ему больше доверия.
- Добрый день, - присев на стул перед мальчиком лет двадцати от силы, произнес Рион.
- Слушаю вас, - постарался тот придать себе важный вид.
- Видите ли, мой друг, мы с братом только сегодня прибыли в Англию, - начал самым светским тоном разговор Рион. – И нам нужно приобрести здесь недвижимость, в связи с тем, что задержимся мы в вашей стране на долгий срок. Но у нас несколько специфические требования.
- Я слушаю вас, - менеджер заинтересованно уставился на клиента, явно аристократа не в первом поколении. Все говорило о достоинстве сидящего перед ним человека: ухоженный, одет неброско, но одежда явно очень богатая. Одна мантии была сделана из дорогостоящего индийского шелка, и явно расписана вручную. На мантии была именно роспись по ткани, а не как обычно принято – вышивка. Минимум драгоценностей, и вроде бы вглядевшись строго. Но стоило присмотреться, как понимаешь, что они очень древние и стоят баснословные деньги.
- Дело в том, что нам требуется особняк в непосредственной близости от леса и без соседей, с полной магической защитой от магглов, - произнес Рион.
- Местность имеет значение? – поинтересовался молодой человек.
- Для данного особняка – нет, - покачал головой Наг.
- Какие-то пожелания относительно дома? – менеджер приготовился слушать. Рион внимательно на него посмотрел. Судя по тому, как спрашивал этот юноша, у него уже был готовый вариант для клиента.
- У вас уже есть, что мне предложить? – чуть улыбнувшись, спросил Рион.
- Ну…, - замешкался юноша. – Вообще-то да. Но, можно вопрос?
- Как я догадался, что у вас есть что-то на примете для меня? – Наг улыбнулся. – Вас выдают эмоции. Не смотрите, что я выгляжу всего лет на пять старше вас. Я намного старше. И опыта у меня больше. Так что у вас за предложение ко мне?
- Домик в Шотландии. Местность относительно малозаселенная. Замок старинный, клан давно уже хочет его продать. Стоит на скалистом берегу, у небольшого озера. Там красиво. Я сам осматривал замок и окружающую территорию. Даже сделал несколько колдографий. Хотите посмотреть?
Рион кивнул. Оказалось, что этот небольшой четырехэтажный замок был как раз тем, что было нужно ему и Джиону. На первом этаже большой холл, кухня. На втором две столовые: большая и малая, и две приемных: тоже большая и малая. Третий этаж занимала небольшая библиотека, пара кабинетов и пара гостевых комнат. Четвертый этаж был полностью хозяйским: апартаменты для четырех человек. В каждые входили небольшая гостиная, маленький личный кабинет, спальня, ванная комната и гардеробная. Все удобства были соблюдены. Что понравилось Риону, здесь вполне можно было создать и гнездо со всеми удобства, как было в деревне Нагов. Рядом с Замком располагались хозяйственные постройки, конюшня и небольшой огородик для разведения трав. В общем, все было так, как надо. Менеджер сиял, когда его клиент сказал, что покупает Замок Браден, названного по имени родоначальника рода МакМилтов, решивших продать его, поскольку давно уже никто сюда не приезжал и не собирался, да и понадобились свободные средства.
- Второй мой заказ не менее интересен, - Рион с улыбкой посмотрел на юношу. – Домик в Хогсмиде. Но он должен быть максимально изолирован от остальных.
- Мне придется посмотреть на то, что есть в Хогсмиде на данный момент, с легким сожалением ответил менеджер. Он надеялся, что сможет угодить клиенту сразу. Но не вышло.
- У вас есть время до первого сентября, - кивнул Рион. – Желательно, конечно, пораньше.
- Обязательно сделаю все от меня зависящее, - расплылся в улыбке юноша.
Подписав кучу бумаг, Наг, наконец, выбрался на улицу. Но подышать свежим воздухом ему не дали. Пока он сидел в офисе агентства, в Косом переулке развернулась настоящая драма.

Примечание:
* Якши - в индуистской мифологии полубожественные существа, которые родились из стопы Брахмы одновременно с ракшасами, одним из основных классов демонов. Якши были благожелательны к людям, они охраняли его чудесные сады бога богатства Куберы, а также сокровища, зарытые в земле и пещерах.

URL
2011-03-24 в 00:29 

Глава 2. Слизеринская пятерка.

Люциус Малфой всегда держал руку на пульсе. В данном конкретном случае имеется в виду
пульс магического мира. Когда-то давно, будучи молодым и глупым, он совершил преогромнейшую ошибку. И ладно бы только сам вляпался в нечто пахучее и неприглядно выглядящее, так потянул за собой и друзей, и вассалов. А, именно, Северуса Снейпа, действующего лорда Принца, о чем почти никто не знал, Дориана Паркинсона и Кребба с Гойлом, верных ему до гроба. Когда стало известно, что Лорд исчез в Хеллоуин 1981 года, Малфой вздохнул с облегчением. Напрягало только то, что метка полностью не исчезла. А, значит, когда-нибудь Волдеморт вернется. Правда, все они надеялись, что времени у них будет достаточно, в, возможно, и совсем не вернется. Надежда-то умирает последней.
Увы, уже на первом курсе своего сына Люциус понял, что мечтам не суждено сбыться. Ему, Северусу, Дориану быстро удалось понять, что же происходит в школе, и каким боком ко всему этому причастен их Господин. Увы, они оказались не готовы к тому, что тот начал проявлять себя настолько активно. И все же, они были бы не они, если бы не стали предпринимать действия, которые в будущем могли их обезопасить. Возвращения Лорда ни один из них не желал. Они распределили обязанности, и стали просчитывать возможные варианты, в том числе и тот, в котором Волдеморт снова окажется «Хозяином».
Люциус взял на себя Министерство, где старательно пытался выяснить, кто за кого, и кому в будущем можно будет довериться. Всегда надо иметь связи, а также ниточки, которые в нужный момент можно потянуть. Дориану выпало заниматься бизнесом, легальным естественно, а также сделать все возможное, чтобы в случае чего семьи не остались без средств к существованию. И что самое интересное, примерно 30 процентов бизнеса пяти родов было завязано на магглов. Вот тебе и ненавистники не магического населения. Кребб и Гойл в основном занимались безопасностью, но наравне и с ней налаживали отношения в криминальном мире, как магическом, так и маггловском. Пути отступления и связи у умных людей должны быть везде. Мало ли, что может пригодиться в будущем. А вот Северусу было поручено наблюдать за маленьким героем. Со своей задачей зельевар справлялся на «ура». И Дамблдору угодил, и обещание Лили – своей любимой подруге – выполнял, и мнение окружающих о перенесенной с отца на сына ненависти поддерживал, и мальчик был в относительной безопасности. Правда, когда в конце первого курса начали разворачиваться события по сценарию директора, бывшие (хотя какие они бывшие?!) слизеринцы забеспокоились. Становилось ясно, что Дамблдор затеял какую-то свою интригу, в которой игрушками стали первокурсники. Люциусу очень не понравилось, что одной из них стал его сын. Тогда же Дориан занялся тем, что пытался выяснить, где же все это время проживал Избранный, а главное, как именно он жил. Появления заморыша вместо наследника древного, пусть и не титулованного рода, в тому же богатого, породило много сомнений. На первый же взгляд было понятно, что мальчик не доедает, что он истощен, а руки одиннадцатилетнего ребенка были похожи на руки людей постоянно занятых физическим трудом.

URL
2011-03-24 в 00:30 

Летом, после первого курса Гарри Поттера, Дориан притащил целое досье, собранное маггловскими детективами. Аристократы долго отходили от прочитанного. Никому из них не могло прийти и в голову, что ребенок может расти в таких условиях и в таком коконе лжи. Снейпа пришлось уговаривать продолжить игру. Если весь мир считал его мелочным, злопамятным и способным на постоянные издевательства человеком, это еще не значило, что все было именно так. Среди близких ему людей зельевар был другим, более открытым. Он умел сопереживать, он проявлял свои чувства, смеялся. Именно эти люди видели его слезы и улыбки. Именно они были рядом, когда он оплакивал ту, кто стал его первым другом и сестрой. Только им была известна правда об отношениях, которые связывали Лили Эванс и Северуса Снейпа. Учась на третьем курсе эти двое умудрились провести обряд, найденный ими во время одной из ночных вылазок в Запретную секцию, в ходе которого девочка стала сестрой будущего мастера зелий. Ни о какой любви безответной, как думали некоторые личности, и речи не было. Тем более зельевар предпочитал проводить свое личное время в близком контакте с неким красивым блондином. Даже свадьба последнего не стала для этого помехой.
Полученная от магглов информация заставила пятерых мужчин серьезно задуматься о том, какие мотивы могут быть у того же Дамблдора. Как бы некоторые не считали, но аристократы не ведут себя с домовыми эльфами так, как вели себя со своим племянником Дурсли. Детективы присылали свои отчеты все лето, так что картина, представшая перед слизеринцами, была полной, и очень неприглядной. А также многое объясняющей. Но сделать они ничего не могли. Дамблдор имел слишком большое влияние. Выступать против него было рискованно. Оставалось лишь приглядываться к мальчику и стараться уберечь его. Чистокровные всегда считали и буду считать жизнь магического ребенка священной. Магов и так немного. Нападение на годовалого малыша отвратило огромное количество последователей от Лорда. Конечно, были и те, кто полностью был на стороне Волдеморта, но их можно перечитать на пальцах: Лестрейнджи, Сивый, Крауч-младший – вот имена некоторых из них. Но большинство после исчезновения Лорда вздохнуло свободно, и даже было признательно младенцу, умудрившемуся отправить «Господина» отдохнуть, к сожалению, не навсегда.
Этим же летом при разборе всякого темномагического «хлама», как выразился Люциус, была обнаружена одна странная книжица или, лучше сказать, тетрадка. Проверка выявила на ней темную магию, причем сильно отдающую одной личностью, которую Малфой очень не хотел бы больше видеть в своей жизни. И надо же было такому случиться, что в тот день, когда он пытался отделаться от нее, в Косом переулке объявилось семейство Уизли. Слов за слово, и получилась драка. В сердцах Люциус, не подумав о последствиях, сунул тетрадь в котел к младшей представительнице рыжего семейства. Ох, сколько раз после этого он сожалел о содеянном. Но он был слизеринцем, поэтому не мог не воспользоваться представленными возможностями. Увы, вмешался Гарри Поттер.
Обсуждая в своем узком кругу события второго курса, мужчины просто поражались тому, как проявляются способности мальчика. В течение всего года гриффиндорец еле-еле выдвигается из общей среды посредственных учеников. Зачастую, без помощи Грейнджер он вообще был бы неспособен выучить то, что выучил. Но стоит возникнуть какой-то ситуации, особо опасной, как средненький ученик начинал проявлять бойцовские качества, а магией от него начинало веет такой, что Темный лорд и Дамблдор в купе могут позавидовать. И что удивительно, сразу начинает соображать как надо, проявляя такие чудеса смекалки, что диву можно даваться. Чего только стоил эпизод с освобождением Люциуса от домового эльфа Добби. Не сказать, что первый так уж страдал от того, что лишился чокнутого слуги, но факт оставался фактом. А его приключения в Тайной комнате? Убить василиска, пусть и с помощью феникса, в двенадцать лет? Для этого все же нужно иметь что-то за «спиной», а не просто везение. Мужчины долго и досконально пытались разобрать по косточкам то, что им удалось выяснить через Северуса и своих детей. И в первую очередь их заинтересовало умение Поттера говорить на парселтанге. Снейп сообщил, что Дамблдор успокоил всех, сказав, что это умение передалось мальчику во время известных всей магической Англии событий. И что их тогда дернуло сравнить, как на змеином общается Волдеморт, а как Поттер. Думосбор оказался кстати. Выяснилось, что умение у этих двух магов разное, а, значит, мальчишка не мог позаимствовать его у Лорда. Загадок вокруг гриффиндорца становилось все больше. А тут еще и Блек непонятно как покинул стены гостеприимного Азкабана.
Пятеро слизеринцев следили за обстановкой, не забывая и про себя любимых. Пути отступления всегда должны были быть подготовленными. А с каждым днем они чувствовали, что проблемы приближаются все быстрее. На удивление третий курс их детей был относительно спокойным. К Люпину как учителю ЗОТИ все пятеро даже почувствовали уважение. Но им не составило труда понять, почему именно этого человека Дамблдор пригласил в школу занять эту должность. Старик все больше вызывал у них негативные эмоции. Он играл жизнями детей, магических детей.
На самом деле этот год был относительно спокойным для Поттера. Ну, да, Блек ошивался у школы, там же были дементоры, но в основном все было спокойно. Именно это и позволило мужчинам посвятить себя изучению некоторых загадок. Во-первых, они хотели разобраться с родословной Поттера. Что-то там должно было быть такое, что делало мальчишку уникальным, в прямом смысле этого слова. Во-вторых, Люциус и Дориан приложили немало усилий, чтобы выяснить всю подноготную суда над Блеком. Им, как никому другому, было известно, что Сириус не был Пожирателем. Пока Северус в школе следил за Поттером и двумя его друзьями, которые в очередной раз не смогли пройти мимо разворачивающихся вокруг них событий, Малфой и Паркинсон копались в документах. Результаты не обрадовали союз пяти. Снейп естественно быстро разобрался с тем, что происходит в школе. И с самого начала был уверен, что Блек охотиться не за мальчишкой. А уж после подарка в виде метлы всякие сомнения в виновности безбашенного гриффиндорца 1978 года выпуска у зельевара пропала окончательно. Он только поразился тому, что никому не пришло в голову, от кого юный Поттер получил подарок. Или же Дамблдор знал, но предпочитал молчать. В общем, год закончился как всегда, с приключениями. К сожалению, Блек успел исчезнуть до того, как его перехватили пятеро слизеринцев. И снова пришлось ждать.
Прошлый год принес Турнир Трех Волшебников. Правда, сначала был Чемпионат, закончившийся для всех нападением сторонников Лорда. Пятерка поняла, что время вышло. Они уже не сомневались, что в скором времени «Господин» объявится. Восторгов по этому поводу они не испытывали.
Сообщение о том, что какая-то сволочь подставила Поттера, Люциус получил в тот же день, когда кубок назвал имена чемпионов. Северус, в отличие от многих, точно знал, что мальчишка Кубок отходил стороной. Как бы то ни было, но чувство самосохранения у гриффиндорца присутствовало. Ему доставалось от всех. Пятеро мужчин с удивлением следили за тем, как раз за разом этот мальчик, выглядящий младше своих сокурсников, справляется с преградами, вырастающими у него на пути. Правда, их потрясло, что Дамблдор оттянул время, когда можно было словом директора школы, принимающей Чемпионат, воспротивится участию в Турнире четырнадцатилетнего подростка. Пришлось пареньку снова отдуваться за других.
Они впятером пристально следили за этапами Игр. Было интересно посмотреть на то, как будет с трудностями справляться маленький Герой. И он справился, опять явив чудеса. Призвать на таком расстоянии метлу? Раз плюнуть. Вытащить не только свой объект спасения, но и другого игрока? Да, нечего делать. И не важно, что была наложена куча чар, которая препятствовала всему этому.
А потом был третий этап. Люциус никогда не забудет тот момент, когда метка обожгла болью левую руку. Метка стала яркой, и взывала явиться на место сбора. Они тогда сидели вчетвером: он сам, Паркинсон, Кребб и Гойл. Таким составом и отправились. Уже после, когда и Снейп явился пред очи «Господина», умоляя простить его за промедление в связи с тем, что выбраться из-под очей Дамблдора у него сразу не получилось, они устроили очередное собрание – на этот раз в Принц-меноре. Поместье Малфоев, к великому сожалению Люциуса, облюбовал в качестве своей резиденции сам Темный Лорд. Честь, мягко говоря, была сомнительной.

URL
2011-03-24 в 00:30 

- Ну? – обведя всех мрачным взглядом, поинтересовался Дориан Паркинсон.
- Интересный он все-таки паренек, этот Поттер, - задумчиво протянул Кребб. – В младенчестве лишил Лорда тела и отправил его на 10 лет в бестелесное существование. Возвращение в материальное тело явно прошло как-то не так. Не думаю, что он мечтал выглядеть именно таким образом. А чего стоила дуэль на кладбище?
- Что-то с этим мальчишкой не так, - кивнул Дориан, соглашаясь с другом.
- Да с ним все не так, - скривился Снейп. – Он то как открытая книга. Читай - не хочу. То черт знает, во что вляпываешься.
- Опять лазаешь по детским мозгам, - усмехнулся Люциус. – Что же такого ты увидел в его голове?
- Вот это-то и странно, - Северус поднялся со своего места и начал мерить комнату шагами. – У него частенько совершенно открыто сознания. Входишь, как нож в масло. Он даже не замечает, когда начинаешь в наглую его читать. Но иногда, я даже не мог протолкнуться в него. А бывало, что провалился в гулкую пустоту. Но самое интересное, после третьего этапа, когда он уже прошло несколько часов, я решил прочитать его, узнать, что все же произошло там. В общем, я еле выбрался из его сознания. Задержись я всего на пару секунд, мы бы сейчас не разговаривали.
- Север, что там было? – нахмурился Малфой.
- Яма, полная змей. Змей, которые были совершенно не рады меня видеть. Я лишь в каком-то тумане видел его сознание. Оно представляло собой библиотеку, но все стеллажи были опутаны змеями. Ты не можешь прочитать ничего, пока не уничтожишь змею. В общем, я сбежал раньше, чем они накинулись на меня. Будь там кто-то менее опытный, то сейчас лежал бы в коме здесь, и навсегда застрял бы в сознании мальчишки, мучаясь в агонии от змеиного яда, - выдал Северус. – И еще. Я не думаю, что это осознанная защита.
- Ну и ребенок, - присвистнул Гойл. – Может, он все-таки потомок Слизерина?
- Я уже ничему не удивлюсь, - вздохнул Снейп. – Он одна сплошная загадка. Только раскроешь одну и радуешься, что узнал, наконец, о мальчишке все, как он тебе подкидывает две новые. И так раз за разом.
- Наследие? – задумчиво произнес Люциус.
- Говорю же, не удивлюсь, - усмехнулся Снейп.
- А где мальчишка сейчас? – спросил Дориан.
- Дамблдор отправил его снова к родственникам, - скривился зельевар. – Не пойму, почему он так усердно это делает каждое лето. И это притом, что некоторые сироты остаются в Хогвартсе на все лето под присмотром своих деканов. Мы же все время там, почти никуда не уезжаем. По большей части, Хогвартс - наш дом.
- Я уже боюсь того, что может случиться в этом учебном году, - передернул плечами Кребб. – С каждым годом становится все хуже, и все сложнее.
- Будем надеяться, что летом ничего случится, - буркнул Снейп.
Он, видимо, накаркал. Буквально через неделю после этого их разговора на Поттера напали дементоры. То, как показало себя в этой ситуации Министерство, лишь дало понять, насколько же оно прогнило. Естественно, никто и не сомневался, что Дамблдор сделает все, чтобы оправдать своего мальчика. Только вот, в отличие от того же Поттера, пятеро слизеринцев увидели намного больше. Уже на втором курсе парня они заподозрили, что кровной защиты на нем нет. Иначе никакое Министерство его отследить не могло бы, даже навешай они на него кучу следящих чар. А он получил письмо с предупреждением перед вторым курсом, а сейчас на него вообще напали дементоры. И это, как нельзя лучше, доказывало, что Дамблдор врет. Зачем только? А эти статьи в Ежедневном Пророке? У директора было достаточно влияния и силы, чтобы не допустить грязных сплетен в газете. Когда нужно было, он легко и просто затыкал рот Фаджу и его прихлебателям. А, значит, ему и сейчас нужны были статьи. Так пока и не придя к выводу, что же затевает Дамблдор, мужчины снова занялись своими делами, надеясь, что Лорд пока не будет ничего планировать.
Кто же знал, что они проваляться, и все благодаря своим деткам, не умеющим держать язык за зубами.

URL
2011-03-24 в 00:30 

Глава 3. Происшествие в Косом переулке.

Ничто не предвещало проблем. Слизеринская пятерка не собиралась сразу выступать против возродившегося Лорда. Никто из них не недооценивал его, как, впрочем, и Дамблдора, хотя второй все же был менее опасен, чем первый. Да, директор бы их использовал, нажимал на больные места, но все же не мучил и не убивал. С Волдемортом все было совсем по-другому. Этот никогда не прощал, и Круцио было мелочью по сравнению с тем, что могло последовать как наказание за «бунт», даже тихий.
Люциус не испытывал восторга от того, что вынужден поселить у себя Лорда, предоставив ему доступ к своему состоянию. Несмотря на то, что Нарцисса уже много лет не была его супругой по закону и перед магией, пришлось вернуть ее в Малфой-менор. Никто не должен был знать о том, как на самом деле обстоят дела в его семье. Бедная женщина была в ужасе от вставшей перед ней перспективы. Она прекрасно понимала, что им всем предстоит пережить. А уж видеть страшную морду возродившейся нечисти ей хотелось меньше всего.
Пожалуй, радовался только Драко. Он боялся, но в то же время испытывал гордость от того, что в их доме живет сам Темный лорд. Считая, что это самый высокий знак любви последнего к их роду, мальчик кичился этим, не понимая, как на самом деле обстоят дела. Он никогда не умел держать язык за зубами. Нет бы, сначала подумать, проанализировать, а уж потом говорить и действовать, как сделали его отец и мать. Тут даже на молодость нельзя было списать. Воспитание Малфоев не помогло привить наследнику тех качеств, которые от него требовались в обществе. Люциус любил сына и отдал бы за него жизнь, но, начиная с момента, когда тот пошел в Хогвартс, чаще ему хотелось схватить самый широкий ремень и выпороть мальчика за несдержанность, неумение оценить перспективы и последствия собственных поступков, а также длинный язык. Удивительно, как за четыре года в школе Драко сумел подпортить репутацию семьи. Нет, их, конечно, давно считают сволочами, но никто никогда не мог сказать, что они в чем-то конкретном замешаны. А Драко своими необдуманными действиями и словами вызвал подозрения у тех, кто умеет слушать. Вот и Волдеморт умел не только слушать, но и слышать.
Первое, за что Люциус получил по полной программе, был уничтоженный дневник. Темный Лорд был в ярости из-за случившегося. Конечно, прощение было получено, но Северусу пришлось отпаивать своего друга зельями в течение трех дней, пока тот пришел в норму, и смог двигаться без дрожи в коленях. А все сын, не в меру разговорчивый. Надо же было ему разглагольствовать об этом случае в коридоре менора в непосредственной близости от Лорда.
Пришлось провести с сыном разговор. Но объяснить Драко все популярно и напрямую не получалось. Не в тот момент, когда в доме находится Лорд, от настроения которого зависит, будешь ты жить или нет. И все бы ничего, но ни о чем, кроме Гарри Поттера, Волдеморт не мог думать. Даже нападения, которые планировалось провести, были завязаны на Избранного. Казалось, он просто «повернут» на этом мальчишке. Удивительно, что он еще не бросился на поиски своего врага номер один, и все же задумал на некоторое время затаиться.
Второе происшествие случилось чуть позже, сразу после нападения дементоров на Поттера. Волдеморт бесновался несколько дней, после того как стало известно о случившемся. Еще бы, кто-то посмел покуситься на «святое». Поттер принадлежал только ему, и нападать на него мог только он сам, своей собственной темнейшей персоной. Когда стало понятно, что выяснить, кто же виноват в таком беспределе, не получается, Круцио полетели во все стороны. Досталось и слизеринской пятерке, за все хорошее, как они сами выразились. Придя в себя после собрания, они забрались в кабинет Люциуса. К сожалению, были в таком состоянии, что не проверили, находится кто-то в нише за гобеленом или нет. К несчастью, там оказались Драко, Винсент, Грегори и Блейз. Они, заслышав шаги и голоса, спрятались в нише и стали свидетелями разговора, который их ушам не предназначался. Естественно, детки не смогли понять, почему пятеро мужчин ругают Лорда, обсуждают Поттера и его заслуги, и говорят о маггловском мире и каком-то своем бизнесе там. Ничего умнее, как чуть позже обсудить это, они не нашли.
Случилось третье, Волдеморт в очередной раз оказался «в нужном месте, в нужное время». Два и два сложить он смог в первую же секунду – Паркинсон, Малфой, Снейп, Кребб и Гойл не были ему верны. Удивительно, что он их не заавадил тут же.
К удивлению, Люциуса Волдеморт съехал из Малфой-менора, не вызывал их пятерых на собрания. Сначала это даже обрадовало их, а потом насторожило. Не к добру было такое отношение. Как-то вдруг они оказались в некой изоляции от остальных Пожирателей. Вроде бы и общаются, да как-то не так.
В этом день они с Северусом отправились в Косой переулок. Драко, как само собой разумеющееся, был вместе с ним. Списки из Хогвартса уже пришли, и можно было сделать все покупки, чтобы не толкаться в магазинах в конце августа. Начало дня было спокойным. Они отпустили Драко, который тут встретился со своими друзьями, делать нужные покупки, а сами направились на Темную аллею. Некоторые вещи можно было приобрести только там. Им удалось успешно провести переговоры, получить желаемое, и довольными вернуться в Косой. Дети обнаружились в кафе Фортескью. Решив составить им компанию, Люциус и Северус направились туда же, когда Косой переулок накрыло эхо множества хлопков, а за ним и антиаппарационный щит.
- Ну, вот, предатели, пришло время платить за свою ложь, - услышали мужчина за своей спиной. Палочки оказались в руках мгновенно. Еще через мгновение Люциус и Северус стояли спина к спине, глядя на врагов, а, вернее, тех, с кем общались год из года уже много лет. Говорившим оказался МакНейр. Никакая маска не могла помешать им узнать тех, кто сейчас стоял напротив них.
- Папа! – закричал Драко.
- Уходите оттуда, прячьтесь! – крикнул Люциус сыну, надеясь, что мальчик послушается. У него отлегло от сердца, когда Фортескью схватил его отпрыска за шкирку и поволок в помещение. Судя по всему, убивать младшее поколение Пожиратели приказа не получили.

URL
2011-03-24 в 00:31 

- О, Малфой, ты должен быть благодарен своему сыну, который любит поболтать, не думая о том, что его могут услышать, - похоже, МакНейр решил просветить Люциуса в том, кто его сдал. – Но теперь ты умрешь за свое предательство. Твоя женушка станет вдовой, мальчишка у тебя дурак. Нарцисса нам не очень-то и нужна. Пустим по кругу, пусть порадует нас своими прелестями. Пока хороша, будем ее пользовать, а как надоест – Авада Кедавра очень верный способ устранения нежелательных людей. А юного Малфоя женим, а потом можно и травануть, все равно толку из него не будет. И…
Люциус с совершенно бесстрастным лицом выслушивал разглагольствования МакНейра. И неизвестно, сколько бы это продолжалось, если бы вдруг со стороны входа в Косой переулок в Пожирателей не полетели заклятия. На помощь спешили Кребб и Гойл. Не сумев попасть напрямую, они воспользовались входом через «Дырявый котел».
- Ступефай
- Экспелиармус
- Фламио
- Бомбарда…
Заклинания полетели во все стороны. И все же их было только четверо против двадцати. По пять Пожирателей на каждого. Многовато, даже с их умением драться. Но и противник был не менее искусен. Волдеморт явно дал приказ их уничтожить. Судя по крови на рукаве Кребба, им уже досталось до того, как они прибыли на помощь к своим друзьям. Бой завязался не на жизнь. Оставалась надежда, что мальчишки все же не полезут в гущу событий и будут сидеть тихо как мышки. Силы явно были не равны. Вот, Северус шипит. Секо задело его по касательной – предплечье левой руки обагрилось кровью. Грейс Кребб хромает. Люциус не успевает увернуться – левая рука плетью повисает вдоль тела. Сил все меньше, шансов выжить почти не устается.
- Шаасссаах, - вдруг раздается за спиной Люциуса и Северуса. Какая-то бледно-синяя волна сметает нападающих, отбрасывая их метров на двадцать, и хорошенько прикладывая затылками об землю.
***
Рион был доволен сегодняшним днем. Все получилось даже лучше, чем он мог подумать. Уже завтра они с Джионом могут спокойно перебраться в свой новый дом и начать планировать свои дальнейшие действия. Идти напролом и прямо показаться перед личностями, с которыми они хотели бы встретиться, увы, было нельзя. Сейчас нужно было оценить обстановку, понять, что происходит, и узнать, как лучше поступить. Понятно, что Джион хочет побыстрее Его увидеть, но лезть в гущу событий без путей отступления было бы глупо.
Он вышел на улице из здания, в котором располагалось агентство недвижимости и только и успел, что выставить руку с кольцом нагов, чтобы отклонить летящий прямо ему в лицо красный луч. Метрах в трех перед ним были двое мужчин – брюнет и блондин, которые сражались с десятком нападающих на них магов в черных плащах и белых масках.

POV Риона.
Кажется, я не собирался оказаться в гуще событий в первый же день. Что-то с момента появления в моей жизни Джиона я постоянно оказываюсь не в том месте, не в то время. Так, и что мы имеем. Судя по тому, что я узнал от своего братца и прочитал в газетах, эти в плащах и масках – Пожиратели, а эти с ними дерутся. А неплохо, кстати, дерутся. Правда, никого из строя не вывели, но ран нанесли прилично. Молодцы. Ммм, как от них пахнет. Надо бы познакомиться поближе. Ага, надо, если их сейчас не пришибут. По-моему, пора вмешаться. А то точно пришибут.
Конец POV Риона
.

- Шаасссаах, - выставив ладонь вперед, произнес он. От нее пошла волна светло-синего цвета. Она обтекла стоящих к нему спиной магов и ударила в их противников, сметая их с ног и отбрасывая метров на двадцать. Судя по тому, как они выглядели, половина явно была без сознания. Антиаппарационный щит рухнул. – Хасссишассс, - движение руки в сторону второй группы. Но те быстро сориентировались, и раздавшиеся хлопки известили о том, что они аппарировали. И тут сработали аварийные портключи у первой группы Пожирателей.
Рион скептически смотрел на то место, где только что были эти странные маги.
- Папа, - из дверей одного из зданий вылетел светловолосый мальчишка, на вид лет 14-15-ти. Он, словно ураган, пронесся через площадь и влетел в объятия блондина, заставив того охнуть. Брюнет в это время уже повернулся и наставил палочку на него, Риона.
- Кто вы? – черные глаза смотрели с подозрением. Наг чуть прищурился, изучая мужчину. Если блондин был изысканно красив, то брюнет обладал внутренней красотой, хотя и его внешность была примечательной. Надо было всего лишь добавить несколько штрихов – например, убрать с волос защитную пленку. Рион потянул воздух, осязая мужчину: «Зельевар», - вывод был однозначный.
- Рион Сайфер Гриффон, - чуть склонил голову в приветствии наг.
- Благодарим за помощь, мистер Гриффон, - чуть задыхаясь, сказал подошедший Грейс Кребб. – Не знал, что кто-то еще говорит на парселтанге.
- Кто-то еще? – позволил толике интереса выйти наружу Рион.
- Да, Темный Лорд и Гарри Поттер – единственные в настоящее время в мире змееусты… - кивнул Висен Гойл. Наг несколько секунд смотрел на них, а затем разразился хохотом.
- Единственные? В мире? В настоящее время? – выдавливал он из себя через промежутки смеха. – Да, кто вам такое сказал? Я могу прямо сейчас назвать вам больше сотни змееустов.
- ЧТО?! – воскликнули удивленные маги, в том числе и прибывшие, как обычно поздно, авроры.
- Наг-прародитель, - воскликнул Рион. – Только не говорите мне, что вы понятия не имеете о том, что змееусты живут по всему миру и их насчитывается несколько тысяч в общей сложности. Это родовой дар, передающийся только отца к сыну.

URL
2011-03-24 в 00:32 

- А он не может быть заимствованным? – осторожно спросил Люциус, прижимая к себе испуганного сына.
- Нет, - категорично ответил наг. – И, господа, будьте столь любезны, опустите ваши палочки. Я - не восставший из ниоткуда неизвестно кто, - он посмотрел на авроров. – Вот мои документы. И вот билеты, в которых сказано, что я только сегодня прибыл в вашу страну.
- Зачем? – мрачно потребовал ответа старший аврор. Появление еще одного мага, обладающего темным даром, ему не нравилось.
- Встреча с родственниками, - произнес Рион. Казалось, его совершенно не смущает то, что авроры все еще держат его под прицелом палочек.
- Это уж не с Тем-ли, кого нельзя называть? – съехидничал один из молоденьких авроров.
- Я не знаю, кого нельзя называть? – в тон ему ответил наг. – Но, для начала, я все же оказал бы помощь четырем магам, пострадавшим в неравной схватке. А только затем уже пытался выяснять, кто я и зачем тут. Поразительное невежество.
Люциус чуть приподнял бровь. Разлившееся вокруг незнакомца спокойствие действовало и на него. То, как вдруг поменял свое отношение к окружающему это человек, стало ясно, что он хоть и представился без титулов, они у него явно были. Перед ними стоял аристократ.
- И если уж вы так настаиваете, то у нас здесь, на данный момент, насколько мне известно, всего один родственник, и он не имеет отношения к вашему Этому, которого вы так боитесь называть, - ядовито произнес наг. – А теперь прошу меня извинить, но мой брат скоро пошлет за мной ищеек, если я в ближайшее время не явлюсь пред его ясные очи. Или, не дай Наг-прародитель, явится сам.
- Что, так страшен? – улыбнулся Гойл.
- Нет, такой нервный, - усмехнулся Рион. – А когда нервничает, переходит на парселтанг и совершенно забывает, что нужно говорить на языке людей. Он уже не раз так пугал своих собеседников, когда выходил из себя.
- Вы должны зарегистрироваться в Министерстве, - потребовал старший аврор.
- Как скажете, - кивнул Рион так, словно делал огромное одолжение. Четверо магов, только что чудом выживших, приложили немало усилий, чтобы не улыбнуться. Этот незнакомый маг им нравился.
- Мистер Гриффон, я был бы рад позвать вас с братом к нам на ужин, но боюсь, что Малфой-менор пока не является приятным для этого местом, - сказал Люциус. Авроры зыркали на них чуть ли не с ненавистью. Если бы они погибли, никто бы особо и не стал разбираться с тем, что тут случилось. Да еще и вмешательство этого иностранца радости не доставляло, не говоря уже о его умении говорить на змеином языке. Вовремя они прибыли, чтобы услышать об этом. Прибудь он на полминуты позже, так и не узнали бы.
- Благодарю, - чуть улыбнулся Рион. – Некоторое время мы с Джионом будем заняты обустройством в нашем новом доме, который я только что приобрел. А вот затем мы будем рады приветствовать у нас в гостях. А вы сможете разобраться со своими проблемами, чтобы иметь возможность звать к себе гостей.
- Договорились, - кивнул Люциус. – Господа, - он посмотрел на авроров. – Вы будете допрашивать нас здесь, или мы можем отправиться в Святого Мунго, чтобы привести себя в порядок?
Рион не стал слушать перепалку между магами и аврорами. Он забрал свои документы, дал координаты, по которым его можно будет найти, если потребуются показания, после чего направился к выходу из Косого переулка. Правда, перед тем, как туда пойти, он коснулся левой руки Люциуса. Тот удивленно посмотрел на него, почувствовав, что рука вдруг обрела чувствительность.
«Кто же он такой?» - вертелось в голове у четырех магов. Обратили они внимание и на то, что авроры пропустили мимо ушей. Дар змееуста переходит только от отца к сыну, и никакого заимствования быть не может. И прибыл он сюда с братом, чтобы встретиться с родственниками. Либо в Англии было больше двух змееустов, либо они собираются встретиться или с Темным лордом, или с Гарри Поттером. Авроры не заметили, какими взглядами обменялась четверка, ведь они еще беспокоились и о пятом своем друге. От Дориана Паркинсона пока не было никаких известий.

URL
2011-03-24 в 00:33 

Глава 4. Немного о Гарри Поттере.

- Сириус, прекрати метаться по комнате, у меня уже в глазах рябит, - рявкнул на друга русоволосый мужчина, сверкнув своими каре-золотистыми глазами.
- Как мне все надоело, - вздохнул Блек, падая на диван рядом с Люпином. – Почему Дамблдор никак не может понять, что Гарри было бы в любом другом месте лучше, чем у этих магглов?
- У директора очень серьезные планы на малыша, и мне это не нравится, - кивнул Ремус. – Посмотри, как грамотно мы с тобой были удалены из жизни Гарри. Ты оказался в Азкабане, причем никто даже не пытался применить к тебе Веритасерум. А ведь он – глава Визенгомота. И, в первую очередь, то, что невиновный оказался в тюрьме на пожизненном заключении, это его вина. Дамблдор поверил, что ты предал Джеймса и Лили, что убил тринадцать магглов, - Люпин скривился. – Бред! Ему просто нужно было, чтобы ты оказался, как можно дальше от Гарри. Останься ты на воле, боролся бы до конца. И мальчика отдали бы тебе на попечение, как бы директор не старался. А я? О, все было сделано просто элегантно. Тонкие намеки, дерганье за нужные ниточки, и я оказался в такой нищете и в такой глуши, что даже не мог помышлять о том, чтобы что-то предпринимать. Рыпнись я хоть раз, и на меня бы объявили охоту, объявив вторым Сивым. Но, как только понадобилось, чтобы рядом с Гарри оказался кто-то из прошлого, меня сразу же пригласили в школу на должность профессора.
- Не все видят эти игры, - вздохнул Сириус.
- Самое страшное в этом, что Гарри знает, - мрачно выдал Люпин.
- Что? – нахмурился Блек.
- Гарри знает, - повторил Ремус.
- С чего ты взял? – еще больше нахмурился его друг.
- Сириус, неужели ты думаешь, что с таким детством, как у нашего мальчика, можно остаться таким наивным и чистым созданием? – оборотень скептически посмотрел на Блека. – Гарри знает цену людям и отношению. Он, как хамелеон, для каждого такой, каким его хотят видеть. Он приспосабливается к ситуации мгновенно. Поразительное умение, кстати. Сначала он…
- Рем, подожди, - остановил его брюнет. – Откуда ты это знаешь?
- Откуда? – усмехнулся Люпин. – Что ж, слушай…

Ретроспектива.
Третий курс Поттера. Рождество.
Стук в дверь дал понять профессору ЗоТИ, что к нему пришли гости. И явно не те, что обычно наведывались. Дамблдор всегда входил без стука, что неимоверно раздражало оборотня. Снейп делал один удар, причем, как казалось Ремусу, ногой, затем тут же входил с недовольно-брезгливо-презрительным выражением на лице. Как в это время Люпину удавалось сдерживать свой смех, знает только небо. Остальные тоже, кстати, особой тактичностью не отличались. Основная масса студентов тоже стучала и тут же просовывала голову в дверь, уточняя, могут ли они войти. Так что раздавшийся стук и не появление объекта в поле зрения слегка интриговало.
- Гарри? – все же сына своих погибших друзей он не ожидал увидеть в такой час перед своей дверью.
- Профессор, можно с вами поговорить? – мальчик был несколько не уверен, но, скорее, это касалось именно того, о чем он хотел поговорить, а не того, с кем.
- Проходи, - кивнул Ремус, отходя в сторону и пропуская подростка в свои комнаты. – Чаю?
- Было бы неплохо, - слегка отстраненно отозвался Поттер.
Пока мужчина готовил чай, пока сервировал столик, пока они сидели за столом со своими чашками, разговор не клеился. Люпин наблюдал за ребенком, все больше приходя к выводу, что настоящего Гарри Поттера не знает никто.
- Гарри, - позвал он, отставляя свою пустую чашку в сторону.
- Я вообще не уверен в том, что стоит об этом говорить, - вздохнул подросток. – Я не знаю, кому можно верить, и кто будет со мной честен. Все, что я слышу с момента, как узнал, что я волшебник, сводится к двум диаметрально противоположным позициям.
Ремус молчал, давая мальчику продолжить. Здесь и сейчас от него требовалось только слушать и отвечать на прямые вопросы. Для себя он решил, что будет честен, несмотря на то, о чем его просил Дамблдор, когда звал на работу в Хогвартс.
- Дурсли втолковывали мне, что я никчемный урод, у которого отец алкоголик и мать проститутка, погибшие в автоаварии, слишком много выпив. Потом выясняется, что все далеко не так. И мнение меняется на противоположное. Теперь мне все рассказывают, какие у меня белые и пушистые родители, как они меня любили и обожали. Потом я знакомлюсь со Снейпом, который вешает на меня кучу ярлыков, совершенно не думая о том, что я понятия не имею, каким был мой отец. И как я должен узнать правду, если мне никто ничего не хочет рассказывать? Из года в год я прохожу через испытания… Я устал быть кем-то, кем я не являюсь.
- Гарри, что ты хочешь этим сказать? – Ремус пристально смотрел на мальчика.
- Для Рона я - Мальчик-который-выжил, в лучах славы которого можно погреться и даже что-то получить, - вздохнул подросток. – Правда, это не мешает ему из года в год мне завидовать. Он не плохой друг, но я не уверен в том, что в какой-нибудь опасный момент он меня не бросит. Джинни – девочка, влюбившаяся в легенду и не видящая за ней человека. Она так уверена в том, что я ее мечта, что даже не видит того, что я отношусь к ней лишь как к сестре друга. Гермиона – наседка, которая любит поучать. Для нее я объект, который нужно опекать, как несмышленыша. Дамблдор видит во мне тоже только Мальчика-который-выжил. Более того, для него я тот, кто должен победить Волдеморта. Неужели он думал, что я не пойму всю его игру с философским камнем, да и с василиском тоже. Он и сейчас ведет какую-то свою игру.
- Объясни, пожалуйста, - произнес Ремус, внутренне вздрагивая. Было бы намного проще, если Гарри не понимал бы, что происходит вокруг него.
- Хагрид должен был забрать камень именно тогда, когда я был рядом с ним, - начал перечислять мальчик. – Заметку про ограбление мы тоже нашли случайно. На пиру директор объявил о том, что есть запретный коридор. Скажи, как лучше всего заинтриговать детей? Объявить, что что-то нельзя. А сами испытания к камню? Если бы было так важно, чтобы никто до него не добрался, то почему полосу препятствий прошли три первокурсника? Это бред. И почему не сработали чары оповещения, что кто-то вошел в Запретный коридор? Нас так усиленно подталкивали к разгадке, что даже удивительно, что Рон и Гермиона не догадались. Хотя, относительно подруги ничего не могу сказать. Она не всегда делится с нами своими умозаключениями. Про второй курс вообще молчу. Ну не верю я, что Дамблдор не понял, кто ползает по школе. И на помощь мне прислал именно феникса. Не слишком ли все это? А сейчас? Почему я должен собирать информацию по крупицам? И не верю я, что Сириус Блек виновен в том, в чем его обвинили. Слишком многое от меня скрывают. И мне это не нравится. Мне приходится играть тысячи ролей, которые написали для меня люди. А что будет, если я вдруг решу, что хочу быть самим собой и мне плевать на них, на этот мир?
- Что ты имеешь в виду? – тихо спросил Ремус.
- В одной книге я как-то прочитал, что войны не бывает без жертв, - произнес Гарри. – Всегда есть те, кто умирает, бывает ранен и так далее. Мои родители тоже погибли в такой войне. Так почему именно я должен начать вендетту против того, кто убил их? Почему не Невилл, например, или еще кто-то, у кого родственников убили Пожиратели? Профессор, это бред. У меня складывается такое чувство, что из меня готовят смертника, который как шахид должен прийти к Волдеморту и взорвать и его, и себя. А если я не хочу? – подросток зло сверкнул глазами. – Дамблдор считает, что я добрый, что мне никогда не стать таким, как Волдеморт. Это он мне после второго курса сказал. Только вот, профессор, я ненавижу магглов не меньше, чем Темный Лорд. Они не дали мне ничего хорошего в жизни. Впрочем, как и маги. Иногда мне хочется взять палочку и проклясть тетку и дядю, чтобы они испытали все то, через что пришлось пройти мне по их милости. Я не добрый, и не верю я в справедливость, любовь и так далее. Люди используют друг друга. Как только вся выгода исчезает, они разбегаются в разные стороны.
- Цинично, - отозвался Люпин.
- А вся жизнь цинична, - как-то слишком по-взрослому ответил Гарри.
Они еще долго сидели и разговаривали. Ремус тогда узнал о жизни сына своих друзей больше, чем когда-либо хотел. И чем больше говорил подросток, тем сильнее гнев разрастался в его груди. Как могло так случиться, что мальчик оказался в таких неподходящих условиях. Да в любом приюте было бы лучше. Как еще ребенок не ожесточился. Хотя, кто его знает, ведь Гарри так умело играл свои роли.
Конец ретроспективы.

URL
2011-03-24 в 00:34 

- Хмм, - выдал Сириус, выслушав рассказ друга. – Значит, мне не показалось.
- Что именно? – спросил Ремус.
- У Гарри иногда такое выражение в глазах, совершенно не свойственное нарисованному имиджу. Он старше, чем нам все кажется. И, в этом я уверен, он справился бы со всеми проблемами и в гордом одиночестве, - произнес Блек. – Ему бы в Слизерине учиться.
- Кстати, о Слизерине, - усмехнулся Люпин. – В этом же разговоре Гарри сказал, что убедил шляпу не отправлять его к серебристо-зеленым. Он решил, что ему не зря весь день капали на мозги, говоря, какой Слизерин плохой, темный и противный. Это его слова, не смотри на меня так.
- Не слишком ли он умный? – вопрос в принципе был риторическим. – Ему сейчас только пятнадцать лет, а мысли и действия у него, как у…
- Как у Северуса Снейпа, - усмехнулся Ремус. – Он действует почти также, правда, более скрытный. У нашего зельевара масок всего три-четыре, а у Гарри – для каждого своя. Я даже не знаю, какой он настоящий.
- Возможно, ему просто нужно стать собой? – задумчиво произнес Сириус. – Может быть, хватит уже приспосабливаться под желания других людей?
- Стоит с ним поговорить, - кивнул Люпин.
***
Гарри ожесточенно драил щеткой замасленный сундук в одной из комнат, выделенных ему для уборки. Настроение катастрофически падало с каждой минутой. Он уже раз сто проклял миссис Уизли, возомнившую себя командиром, всех магов, не способных заставить одного домового эльфа заниматься своими прямыми обязанностями, Гермиону, которая вбила себе в голову борьбу за права всех угнетенных созданий, и при этом умудрившуюся пропустить в «Истории Хогвартса» главу о сущности домовиков, ну и всех остальных заодно.
После нападения дементоров он изменился, и сам чувствовал. Что-то странное происходило внутри него, словно организм перестраивался под определенные нужды. А сегодня вообще все было как-то никак. Его тянуло покинуть этот дом и идти. Он не знал куда, но чувствовал, что где-то есть то, что ему нужно. Оно звало, манило. А еще появилось желание свернуться кольцами и шипеть на всех. Как свернуться кольцами мог человек, он не представлял, но желание от этого не пропадало.
- Гарри! – в комнату ввалились друзья. Все, его терпению наступил предел. Он медленно выпрямился, с какой-то странной плавучей грацией, столь же медленно повернулся лицом к двум младшим Уизли и Грейнджер.
- Обязательно так орать? – саркастично поинтересовался он. – Насколько мне не изменяет память, я не глухой, и не терялся в трех соснах.
- Гарри? – Джинни неуверенно смотрела на него. Рон, кажется, провалился в астрал, а Гермиона недовольно поджала губы, очень сильно напоминая в этот момент МакГонагалл.
- Что, Гарри? – взъярился Поттер. – Гарри то, Гарри се! Гарри надо! Гарри должен! Гарри, это для твоего блага! Гарри, еще не время! Гарри, ты же понимаешь! – он очень точно изобразил почти всех, кто когда-либо говорил ему что-то подобное. – Так вот, мои разлюбезные друзья, я никому ничего не должен, мне не нужно то, что нужно тем, кто говорит о благе, я сам буду решать, что для меня благо, и когда наступит то время, которое надо. И я не хочу понимать!
- Гарри, это просто нервы, - попыталась влезть в его речь Гермиона.
- Нервы? – очень недобро улыбнулся юноша. – Ах, значит, нервы, - что-то странно пугающее появилось в лице подростка. – КРИЧЕР, ЕСЛИ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ МИНУТ ЭТОТ ДОМ НЕ БУДЕТ СИЯТЬ ИДЕАЛЬНОЙ ЧИСТОТОЙ И НЕ БУДЕТ ПРИГОДЕН ДЛЯ ЖИЗНИ, /Я НЕ ТОЛЬКО ВЫКИНУ ТЕБЯ НА УЛИЦУ С ВОРОХОМ ОДЕЖДЫ, НО ЕЩЕ И ОТЛУЧУ ОТ РОДА, А ПОТОМ УСТРОЮ НА ТЕБЯ ОХОТУ С ЦЕЛЬЮ СВАРИТЬ ЖИВЬЕМ В КАЧЕСТВЕ ОТДНО ИЗ ИНГРЕДИЕНТОВ ДЛЯ СУПА/
Друзья, а также сбежавшиеся на шум маги чуть ли не с ужасом смотрели на Гарри, от которого исходили такие волны магии, что становилось страшно. Но испугались они не этого, а того, что начал он говорить на английском, а закончил фразу явно на парселтанге. В том, что он угрожал, ни у кого не оставалось сомнений. Самое интересное, что как только он закончил шипеть, комната мгновенно переобразилась. Все сияло чистотой и совершенством. Тем временем Гарри, все еще не успокоившийся, рванул из комнаты вниз по лестнице на первый этаж.
- Грязнокровки, предатели крови, осквернители… - леди Блек устраивала уже набивший оскомину концерт.
- /ЗАТКНИСЬ!/ - рявкнул Гарри, полыхнув своими глазами на портрет. К удивлению тех, кто стал свидетелем этой сцены, портрет действительно заткнулся. Было видно, что дама открывает рот, но ни звука из ее рта не вырывалось.
- И как ты это сделал? – вздернул бровь Сириус. Он ожидал того, что крестник рано или поздно сорвется. Похоже, случилось рано, а не поздно.
- /Понятия не имею/, - бросил Гарри, идя в кухню.
- А по-английски? – усмехнулся Блек. Подросток резко остановился и обернулся, прищурился, глядя на мужчину. Сейчас он вдруг понял, что действительно говорил на парселтанге, впервые поняв, что действительно чувствует разницу между двумя этими языками. Желание свернуться кольцами все нарастало.
- Гарри, мальчик мой, - директор прибыл по первому зову, узнав, что его Избранный сорвался.
- Да, пропади оно все пропадом, - рявкнул Гарри. Мир вокруг вдруг смазался. В следующее мгновение он понял, что стоит в какой-то комнате. Судя по звукам и голосам, он все еще был в доме Блеков, но в одном из помещений, в которые ранее никто не входил. Решив подойти к двери, он сделал шаг вперед. Боль скрутила тело. Вместо крика из горло вырвалось шипение.
«Кольца, кольца», - билось в голове.
Гарри открыл глаза. Напротив него было зеркало, от пола до потолка. «Мама», - мысленно испуганно воскликнул он. Еще бы не испугаться, когда на тебя из зеркала смотрит твоя голова, прикрепленная к телу черно-серебристой змеи. На разум вдруг опустилось спокойствие, только вот то, что его манило, стало четче. Он чувствовал, что это что-то очень близко. Не рядом, нет, но и не так уж и далеко. Юноша подавил желание сейчас ринуться на поиски этого чего-то.
В дверь постучали.
- Гарри, ты тут? Можно нам с Лунатиком войти? – услышал он голос крестного. И как ответить? Дверь открылась, и внутрь просочились два мародера.
- Га… - начал Сириус, и замер.
- Мерлиновы… - вырвалось у Ремуса.
Мужчины не испугались того, что увидели, но удивлены были безмерно. Гарри раздраженно зашипел, а затем положил голову на свои же кольца, глядя на Блека и Люпина.
- Ну, и что это такое? – наконец, обрел дар речи Сириус.
- Я бы сказал, что это Наг, - выдал Люпин. – И это многое бы объяснило. Правда, я всегда считал этих существо если не мифом, то давно уже вымершими.
- Не скажи, - хохотнул Блек. – Вот, Гарри у нас живой и здоровый.
Гарри снова зашипел, высказывая все, что думает о людях вообще, и этих двоих в частности. Тело вздрогнуло. Юноша с трудом устоял на ногах. Переход обратно в человеческое тело прошел быстро и безболезненно.
- Ну-с, мой дорогой крестник, тебя можно поздравить с еще одним даром, который явно выходит за рамки ординарной личности, - осклабился в улыбке Сириус.
- Мама, роди меня обратно, - вздохнул парень и, взобравшись на кровать, обнял колени и уставился в стену перед собой.
- Не переживай так, змееныш, - рядом с ним присел Ремус. – Может, пора уже стать самим собой, а не быть кем-то, кем тебе не хочется. Пошли всех.
- Куда? – меланхолично поинтересовался подросток.
- Да, куда угодно, - усмехнулся Сириус. – Ты же не обязан устраивать жизнь всей магической Англии, как бы она об этом не мечтала.
- Вы как-то легко отнеслись к моему виду, - заметил Гарри.
- Ну, ты же у нас уникум, так что особо сильно удивляться не приходится, - пожал плечами Ремус. – И знай, мы всегда с тобой.
- Спасибо, - улыбнулся подросток.

URL
2011-03-24 в 00:34 

***
Рион вздрогнул. Джион с ним не разговаривал, обидевшись, что его одного бросили на столь долгий срок, а он тут сидел и переживал за брата. Снова по телу побежали мурашки. Он передернул плечами.
- Ри? – в комнату вошел обеспокоенный Джион. – Что происходит?
Наг закрыл глаза и прислушался. Он потянулся своим разумом к источнику беспокойства. Глаза распахнулись в шоке.
- Вот это да! – вырвалось у него.
- Что? – Джион напрягся.
- Планы меняются, - заявил Рион.

URL
2011-03-24 в 00:35 

Глава 5. Судебное заседание.

Гарри мрачно наблюдал за жителями дома Сириуса, которые сейчас старались друг друга перекричать. Того, что мальчик тоже здесь, никто не замечал. Последние два дня он не покидал комнаты, которая с момента стихийного переноса перешла в его полное ведение.
- Это невозможно, - кричала Молли Уизли.
- Сириус, ты же понимаешь, что это опасно, тем более послезавтра суд по поводу использования им магии, - произнес Дамблдор. – Гарри сейчас небезопасно появляться на людях. Ты же знаешь, что пишут в газетах.
- И что же пишут в ваших газетах? – не смог сдержать сарказма Поттер, дав всем понять, что все слышит и понимает, как бы остальным не хотелось верить в обратное.
- Гарри, мальчик мой, - начал директор, тут же обращая на него свой взгляд.
- Так что там пишут газеты? – повторил свой вопрос подросток. Его глаза были недобро сощурены. Сейчас он ничем не напоминал того ребенка, которого привыкли видеть собравшиеся.
- Гарри, не думаю, что тебе стоит читать эту писанину, ты только расстроишься, - очень доброжелательно, словно разговаривая с больным, сказал Дамблдор. Поттер как-то скептически хмыкнул, развернулся и покинул кухню. Он бросил взгляд на потрет матушки своего крестного, та исподлобья смотрела на него. За эти два дня от нее не слышали ни звука. Шумовой фон в доме понизился сразу на 50 процентов. Остальные пятьдесят создавало семейство Уизли, как ни странно.
- Гарри, почему ты так себя ведешь? – на лестнице стояла Гермиона и неодобрительно смотрела на своего друга. Она с каждым годом все больше напоминало подростку МакГонагалл, похоже, гриффиндорский декан был выбран девочкой в качестве идеала.
- Как так? – отстраненно поинтересовался он. За эти дни очень многое в нем изменилось, и самое интересное, что в первую очередь он непостижимым образом избавился от своей импульсивности. Стало намного легче держать эмоции в узде. Кажется, от того, кем он стал, оказалось больше пользы, чем неприятностей.
- Ты ни с кем, кроме Сириуса и профессора Люпина, не разговариваешь. А если вдруг снисходишь до того, чтобы что-то сказать, то твои речи похожи на манеру говорить профессора Снейпа, - девочка явно была недовольна таким положением вещей.
- Вот скажи, ты такая умная, много читаешь, на любой ответ знаешь вопрос, тебе ничего не кажется странным? – и снова он не смог убрать яд из своего голоса.
- Ты о чем? – Гермиона недоуменно посмотрела на друга. Юноша с момента своего появления в этом доме после нападения дементоров вел себя странно, как-то совершенно не соответствуя тому, что она о нем знала. Словно не Гарри Поттер был перед ней. Эта мысль заставила ее замереть. «Надо сказать профессору Дамблдору», - подумала она.
- Да так, ни о чем, - махнул рукой Гарри, прошел мимо девушки и направился в свою комнату, куда, по какой-то странной причине (и слава Мерлину) никто не заходил, кроме двух людей, которым подросток доверял, как самому себе.
Устроившись на кровати, Поттер вытащил из-под подушки толстый том, который изучал второй день – свод законов магической Англии. На самом деле книгу он взял в библиотеке случайно, когда наведался туда ночью в первый же день своего затворничества. Сначала ему хотелось что-нибудь просто почитать, потом ему подумалось, что неплохо было бы найти какую-нибудь информацию о нагах, представителем которых он оказался. Юноша взял несколько книг и только потом отправился к себе, чтобы просмотреть, что именно прихватил и нужно ли ему вообще это. Пролистывая том с законами, Гарри зацепился взглядом за одну фразу. И теперь внимательно все изучал. На столе лежала исписанная пачка пергаментов, а настроение становилось все мрачней. Он, конечно, всегда знал, что его считают за младенца, если не идиота, но возникал вопрос, неужели никому не приходило в голову, что рано или поздно все тайное выплывет наружу
«Что ж, завтра мы и посмотрим, сколько же идиотов находится у власти», - подумал Поттер, и снова углубился в чтение. Завтра эти новые знания ему пригодятся, как никогда.
Утро наступило быстрее, чем хотелось бы. Гарри не выспался совершенно, ведь уснул, вернее свалился в тяжелый сон уже под утро. Спустившись на кухню, чтобы позавтракать, Гарри испытал такое чувство, как будто это не ему сегодня отвечать перед полным составом Визенгомота, а всем обитателям особняка. Пожалуй, нормально себя вели только Сириус и Ремус. Эти двое даже умудрились пошутить, чтобы поддержать юношу, которого оба воспринимали, как своего сына. Остальные же вели себя так, как будто Гарри уже ничем не помочь, и из министерства он отправится прямо в Азкабан. С трудом себя пересилив, чтобы не сказать что-нибудь ядовитое и нелицеприятное, он быстро поел и попросил мистера Уизли сопроводить его на слушания. И неважно, что времени еще было достаточно.
Удивительно, но никто не стал ничего ему говорить, а Артур молча поднялся и повел его на выход. Гарри был безмерно удивлен тому, что отправились они в Министерство на метро. Ох, как же он порадовался, что они вышли пораньше и оказались на месте аж за два часа до нужного срока. Вот тут и выяснилось, что кое-кто решил смухлевать, а решить вопрос по делу Гарри Поттера без самого Гарри Поттера. Они успели войти в зал заседания суда ровно за минуту до начала слушания. Ох, какие у некоторых личностей в зале стали лица, когда они увидели «виновника» данного суда.
Артур с удивлением смотрел на мальчика, который спокойно прошествовал через зал к стулу, на котором и должен был сидеть.
- Мистер Уизли, вам необходимо удалиться, - Фадж чуть ли не с торжеством посмотрел на Артура.
- Но, - начал тот в ответ.
- Вы не приходитесь обвиняемому родственником или опекуном, а данное заседание закрытое. Покиньте зал суда, - Фадж указал мистеру Уизли пальцем на дверь.
«Как невежливо», - подумал Гарри, ничем не выдавая своей реакции. Хотя министр уже сделал одну существенную ошибку, на которую юноша вскоре собирался им указать.
- Мистер Уизли, не беспокойтесь, - чуть заметно улыбнулся Гарри. – Идите.
Артур несколько мгновений смотрел на юношу. В его глазах появилось осознание того, что мальчик давно уже вырос и способен постоять за себя. Он, наконец, увидел то, что все, за некоторым исключением, не хотели видеть с момента появления мальчика в доме Блека.
- Присаживайтесь, мистер Поттер, - слащаво улыбнулся Фадж, указывая юноше на стул. Тот в ответ усмехнулся и сел. Мгновенно его руки и ноги оказались в оковах. Губы Гарри раздвинулись в какой-то странной улыбке, которая заставила многих задуматься. Что-то в ней было такое, что заставляло думать, что все пойдет отнюдь не так, как кое-кто задумал. И тут двери зала распахнулись, впуская внутрь директора.
- Дамблдор, - Фадж приподнялся со своего места, то ли приветствуя «вторженца», то ли сетуя, что тот вообще тут появился.
- Простите за опоздание, - директор как всегда был в образе добродушного, слегка не в себе, дедушки.
- Мистер Дамблдор, что вы здесь делаете? – спокойно поинтересовалась у него Боунс.
- О, как директор школы, я отвечаю за своих студентов и во время учебы, и во время каникул, так что здесь я в качестве временного опекуна, пока Гарри Поттер является студентом Хогвартса, - с улыбкой объявил Дамблдор. Да, данное объяснение совершенно не понравилось некоторым сидящим в зале суда магам.

URL
2011-03-24 в 00:35 

- А могу я увидеть документы, признающие меня эмансипированным? – вдруг произнес скучающим голосом Гарри.
Все в удивлении уставились на юношу. От него, во-первых, никто вообще не ждал каких-либо связных слов, во-вторых, откуда вообще ему в голову могли прийти такие мысли.
- Мистер Поттер, что вы имеете в виду? – миссис Боунс пристально посмотрела на Гарри.
- Насколько я понимаю, здесь сейчас собрался весь Визенгомот, - юноша снова как-то странно улыбнулся.
- Совершенно верно, - кивнула Боунс, затем с прищуром посмотрела сначала на Фаджа, затем на Дамблдора.
- Мы здесь собрались, чтобы судить… - начал министр.
- Прежде чем вы будете меня СУДИТЬ, вам необходимо предоставить в Визенгомот свидетельство о моей эмансипации, - перебил его Гарри. – Судя по лицам уважаемых членов суда, они вообще не понимают, о чем я говорю. Мне вообще-то пятнадцать лет. Не семнадцать, должен заметить. Всего ПЯТНАДЦАТЬ! А это значит… - Гарри обвел всех взглядом. – Это значит, что я НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЙ! Поэтому, прошу Вас показать мне документы, признающие меня эмансипированным, то есть де-юро совершеннолетним. Иначе данное судебное заседание, согласно закону Брента МакНейра от 1625 года является нарушением прав несовершеннолетнего мага.
В зале наступила полная тишина.
- Гарри, - наконец, произнес Дамблдор, укоризненно глядя на юношу. Но тот даже бровью не повел.
- Мистер Уизли, - один из серобородых старцев посмотрел на Перси Уизли, играющего сейчас роль секретаря суда, - не могли бы вы показать нам документ, признающий мистера Поттера де-юро совершеннолетним.
Рыжий молодой человек как-то затравленно посмотрел на своего непосредственного начальника.
- Согласно уложения МакНамара, статьи 81, пункта 12, если несовершеннолетний маг подвергается суду Визенгомота, собравшемуся в полном составе, а также посажен на стул Деверо, ограничивающий свободу обвиняемого, но при этом он не признан официально эмансипированным, то ограничения не действуют, - выдал Гарри спокойным тоном. – Я не получал никаких уведомлений относительно того, что Министерство проводило в отношении меня эмансипацию, а значит, я являюсь и де-факто, и де-юро НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ, - как только он произнес эту фразу, оковы раскрылись, выпуская мальчика из своих «объятий». Челюсти половины присутствующих отвалились.
- Господин Министр, как это понимать? – один из стариков поднялся со своего места и грозно уставился на Фаджа. – Что это за фарс вы устроили? Вы позволяете себе выставить Визенгомот, как орган, тиранящий малолетних магов? А если бы на месте мистера Поттера оказался менее подкованный ребенок, или напуганный?
- Так на это и делалась ставка, - на губах Гарри появилась недобрая улыбка.
- Мистер Поттер, вам еще никто слова не давал, - взвился Фадж, красный от гнева.
- А я и не собираюсь с вами говорить, - выплюнул ему юноша. – Для того чтобы Вы, господин министр, могли мне задавать вопросы, у Вас должно быть письменное разрешение ВСЕХ моих опекунов, или же их личное присутствие здесь. Господин директор здесь присутствует, возможно, у вас есть разрешение моей тети, но сильно сомневаюсь, что вы озаботились получить разрешение или пригласить сюда моего магического опекуна.
- Мистер Поттер, может быть, вы объясните, - миссис Боунс пристально смотрела на юношу.
- Моим магическим опекуном является Сириус Блек, - улыбнулся ей в ответ Гарри. Зал дружно ахнул.
- Преступник не может… - взвизгнула Амбридж.
- Ага, не может, только вот никто же не озаботился тем, чтобы провести ритуал и лишить его возможности быть моим магическим крестным, - ухмылка прямо таки застыла на губах Гарри.
- Магический крестный? – уточнил еще один старик из Визенгомота.
- Ага, - юноша просто расплылся в улыбке.
- Гарри, что ты делаешь? – прошептал Дамблдор, серьезно глядя на юношу.
- Расставляю точки на «и», профессор, - также тихо ответил ему Поттер. – Давно пора уже напомнить некоторым магам, что не стоит считать остальной мир идиотами.
- Но, если Сириус Блек – магический крестный мистера Поттера… - продолжил тот старик.
- Мы здесь собрались, чтобы решить судьбу Поттера, посмевшего использовать магию во время школьных каникул, да еще и на глазах у магглов, - взивалась Амбридж.
- А вы не можете решать этот вопрос здесь, - улыбнулся ей Гарри. – Я – НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЙ! И если вы продолжите это судебное заседание, то я могу обратиться к Закону Леверса и призвать всех присутствующих к суду справедливости и чести.
- Мальчик, откуда ты все это знаешь? – пожилая дама с удивлением уставилась на Поттера.
- Одна моя подруга как-то сказала, что в книгах можно найти ответ на любой вопрос, главное, чтобы знать, каков этот вопрос, - произнес Гарри. – Я воспользовался ее советом. Не поверите, как много можно узнать из одного единственного тома, написанного рукой небезызвестного Арвелина МакДанкана, - юноша отвесил поклон мужчине в преклонном возрасте, этак далеко за полторы сотни.
- Вы хорошо проштудировали сей труд, молодой человек, - отвесил тот ответный поклон. – Вынужден сказать, что удивлен тому, как был созван Визенгомот, тем более тем, что нас пытались поставить в заблуждение относительно того, кого и за что мы будем судить. Это неприемлемо, министр. Вы позорите Министерство и нас.
- Согласна, - выдала пожилая леди. – Неслыханная наглость.
- Мистер Поттер, вы знаете, по какому обряду был назначен вам Крестный? – МакДанкан внимательно смотрел на юношу.
- Полный магический Вердена Уолта, - последовал ответ.
- ЧТО?! – Боунс, как гроза, поднялась со своего места. – Я прекращаю этот БАЛАГАН!
- Но он… - взвизгнула Амбридж.
- ХВАТИТ! – рявкнула Боунс. – Немедленно поднимите дело Блека, а также данные о проведенных над мистером Поттером обрядах. СЕЙЧАС ЖЕ!
- Мы здесь собрались совершенно по-другому поводу, - Фадж встал. – И я никому не позволю…
- Суд справедливости и чести, - произнес Гарри. – Я обвиняю Министерство в том, что оно посадило моего крестного в Азкабан без суда и следствия, не использовав даже Веритасерум. Я обвиняю Министерство в посягательстве на мою жизнь и честь.
- Мистер Поттер, - заорал Фадж.
- Я обвиняю господина министра в очернении моего имени и требую по всем пунктам Ответа и Объяснений, а также оплаты нанесенного ущерба, - Гарри даже слушать не стал этого господина в котелке.
- Гарри! – Дамблдор схватил юношу за руку. Поттер посмотрел на него, затем перевел взгляд на всех остальных в зале.
- Скажите спасибо только за это, я ведь могу потребовать от вас Ответа за то, что вы ни разу за десять лет не удосужились проверить, как живется Мальчику-который-выжил в его долбаном чулане под лестницей… - Гарри смотрел прямо, совершенно без эмоций.
- Гарри! – Дамблдор дернул юношу, призывая его замолчать. Но было уже поздно – юношу услышали. Многим не понравилось сказанное им. У всех вертелось в голове, о каком чулане идет речь. Многие пытались понять, как это не было никаких проверок.

URL
2011-03-24 в 00:35 

- А может быть, это вы натравили на меня Дементоров? Они ведь подчиняются Министерству, - Гарри прищурился. Он цепким взглядом посмотрел на Фаджа, еще сильнее залившегося краской, на испуганного Перси, и на резко побледневшую Амбридж. Он несколько секунд смотрел на нее, затем улыбнулся, так понимающе, так знающе. Женщина отклонилась назад. На долю секунды в ее глазах появился испуг. Гарри скривил губы. – Чего и следовало ожидать. Что ж, вы сами напросились. Я обвиняю…
- Нет, Гарри, - Дамблдор попытался закрыть юноше рот рукой. Но тот увернулся.
- Министерство в подготовке и организации нападения на меня двух дементоров этим летом в Литтл-Уининге. Я обвиняю Министерство в халатности по отношению сиротам, оказавшимся на попечении магглов или в приютских заведениях… - Дамблдор таки закрыл ему рот.
- Вы за это ответите, мистер Поттер, - с ненавистью выплюнул Фадж. – Вы не покинете Министерство, пока…
- ГОСПОДИН МИНИСТР, ЗАТКНИ СВОЙ РОТ! – рявкнула Боунс, глядя на него с презрением и брезгливостью. – Мистер Поттер, я принимаю на себя обязательства вашего куратора на суде справедливости и чести, и подтверждаю ваши претензии относительно дела Сириуса Блека, претензии к Министерству относительно его посягательств на вашу жизнь и честь, халатность по отношению к сиротам, нападение на вас Дементоров.
Как только она закончила говорить, произошла яркая вспышка, между ней и Гарри образовалась золотистая нить. На пол, ровно посередине между ними, упал свиток.
- Засвидетельствовано, - грянуло несколько голос. Пять человек из Визенгомота с одобрительными улыбками смотрели на мальчика, сумевшего встряхнуть их болото.
- Вы будете арестованы… - взвилась со своего места Амбридж.
- Любое действие, направленное против требующего суда справедливости и чести, словом, делом, пером, будет рассматриваться как попытка его устранения и караться согласно уложению о таком суде, - спокойно произнес МакДанкан. – У кого-то из находящихся здесь есть желание стать сквибом? – он насмешливым взглядом посмотрел на Фаджа. – Я бы все же посоветовал господам чиновникам, ознакомиться с действующими законами нашего общества. Да, должен предупредить, что сие действие относится ко всем чиновникам от мала до велика. Так что, если Министерство не хочет полным составом оказаться на улице, то вам, господин министр, следует предупредить всех об изменении статуса мистера Поттера. Более того, следует довести до сведения всех, что если бы юный маг не был в своем праве, он не смог бы призвать суд справедливости и чести. Чем же вы так достали этого юношу, что себя загнали в такую ловушку?
В зале было тихо. Кто-то лихорадочно вспоминал законы, кто-то просчитывал возможности для себя, кто-то тихо радовался тому, что Фадж сам себя закопал.

POV Боунс.
Если хотя бы одно из обвинений мальчика окажется обоснованным, то Фадж полетит со своего места. Удивительный ребенок. Так подготовиться, и не испугаться. А вот Альбус меня настораживает. Похоже, он мог оправдать Поттера, но совершенно не был готов к тому, что тот может это сделать самостоятельно. Правду говорят, не будите спящую собака. Только тут не собака, тут какой-то василиск голову поднял. Вон как сверкает своими очами и что-то шипит директору.
Так, в первую очередь надо заняться делом Блека. Если мальчик прав, то 12 лет в Азкабане ни за что, это слишком серьезный промах и Министерства, и Визенгомота. Надо бы еще отправить проверку в дом его родственников. Следует узнать, как там жил мальчик. Соседей поспрашивать. Да и с дементорами… Стоит и тут серьезно копнуть. Они подчиняются нам, сами собой оказаться в Литтл-Уининге не могли. А сейчас, после всего случившегося в этом зале, я больше всего верю именно Поттеру. Он-то как раз свою состоятельность показал в лучшем виде.
Конец POV Боунс.


- Все, заседание закрыто, - объявила она. – Час суда справедливости и чести. Мы имеем 7 дней, чтобы доказать правоту обвинений мистера Поттера или невиновность Министерства. Время пошло. Все свободны.
Маги начали покидать зал группами, переговариваясь, рассуждая, ища ответы.
- Ты еще заплатишь за это, Поттер, - прошипел Фадж, проходя мимо юноши, но тут же скривился. Головная боль кольнула его внезапно. Он не придал этому значение, а зря. Магия никогда ничего не оставляет безнаказанным, просто наказание может прийти намного позже, когда ты его уже и не ждешь, понадеявшись, что все тебе сошло с рук.
Гарри вылетел из зала злой, как черт. Дамблдор уже успел его достать. Только и знал, что пенять юноше за его действия. Мальчик не успел остановиться и врезался в находящийся перед ним объект. Чьи-то руки крепко сжали его плечи, чуть отклонили назад. Он поднял голову и уставился в глаза с вертикальным зрачком. Все звуки пропали. Были лишь эти глаза невероятного цвета.
/Скоро встретимся, малыш/, - услышал он. Мужчина чуть улыбнулся, моргнул. Вертикальный зрачок стал обычным. Он кивнул, обошел юношу и скрылся в коридоре справа. Гарри пришел в себя только тогда, когда на его плечо легка рука Дамблдора. Он не слышал, о чем ему говорит директор.
«Это был парселтанг. Он говорил на парселтанге», - Гарри был ошеломлен этой мыслью.

URL
2011-04-13 в 22:34 

Angel de Oscuridad
Я - гремуче-неуравновешанная смесь металиста-гота-панка-эмо-сатаниста с растройствами психики, маниакально-депресивным синдромом и шизофренией начальной стадии, паранойей, суицидальным синдромом и манией величия. Правда прелесть? ^_^
Супер :ura: А когда будет продолжение? ;-)

2011-04-18 в 14:10 

sebi
начало класс! когда прода?:woopie:

2011-08-13 в 17:29 

solnce_X
Давай покурим по-нашему, по-бразильски...
Обидно что заброшено. Пичаль. А так все отлично начиналось....

2011-11-16 в 17:36 

Gnim
Да фик написан отлично, надеюсь авторы его допишут, уж очень интересно чем все закончится. Автор с нетерпением жду продолжения!

2013-10-31 в 19:47 

Спасибо за помощь в этом вопросе, как я могу Вас отблагодарить?
кино онлайн трансформеры 3 бесплатно
космос марс
counter strike русский спецназ скачать

URL
   

Дневник Lorelen

главная